Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
22.03.2006, 11:04


Парламентские выборы 2006 в Украине: позиции на финишной прямой


Электоральный цикл 2002-04-06: три этапа

Парламентские выборы 2006 года в Украине можно считать третьим этапом, который завершит длинный цикл выборов: парламентские выборы 2002 г., президентские выборы 2004 и парламентские выборы 2006 года. Для текущего электорального цикла знаменательными вехами были эволюция избирательной системы от смешанной к чисто пропорциональной, смена властных элит на президентских выборах 2004 г., когда в результате «оранжевой революции» президентом стал кандидат от оппозиции. И, наконец, важная перемена происходит с политическим режимом. Изменения в Конституцию, вступившие в силу с 1января 2006, постепенно «разворачивают» страну от президентско-парламентской к парламентско-президентской республике.

Первый этап электорального цикла — парламентские выборы 2002, имел важные особенности. В политической науке принято считать, что определяющим фактором для возникновения того или иного формата электорального соревнования является институциональная среда, которая складывается к моменту выборов. В 2002 году таким институциональным фактором выступал второй и последний срок президентства Л. Кучмы. Парламентские выборы тогда стали публичной площадкой выхода на политическую арену оппозиционных элит, которые были не довольны ни политическим режимом, ни фигурой президента. По результатам выборов образовались две силы-конкурента: круг «партии власти», оформившийся в блок «За Единую Украину» и оппозиционный круг, который не был единым, а состоял из нескольких партий и блоков («Наша Украина», БЮТ, СПУ  [2] ), ориентированных на лидера блока «Наша Украина» В. Ющенко. За оформлением двух конкурентных сил должно было последовать закрепление фигур лидеров. Парламентские выборы с присущей парламентской кампании полицентричностью, участием нескольких как провластных, так и оппозиционных политических сил можно считать неким тендером в среде элит на фигуру лидера. Однако провластный блок в реальности оказался способным лишь решить задачу минимум — консолидировал партии и лидеров в одном большом властном «котле», максимально мобилизуя «своих» людей на различных уровнях. Другая задача — «выпестовать» публичного лидера так и осталась не решенной. В то же время в оппозиционном лагере неопределенность с лидером была полностью снята — уже никто не ставил под сомнение лидерство В. Ющенко, прежде его соратники по оппозиции — Ю. Тимошенко и А. Мороз.

Второй этап электорального цикла — президентские выборы 2004 года — был пиком электорального цикла. Заложенное в 2002 году противостояние между двумя силами было продолжено в 2004. Лидером от власти выступил тогдашней премьер-министр В. Янукович (глава Партии регионов, которая входила в 2002 году в блок «За единую Украину»), а лидером от оппозиции глава фракции «Наша Украина» в Верховной Раде В. Ющенко. Президентские выборы стали тем редким примером биполярного соревнования, которое не является типичным случаем для постсоветских выборов президента, проходящих обычно под влиянием одного доминирующего политического актора. Суть биполярности состояла в том, что борьба проходила между двумя соперниками — В. Ющенко и В. Януковичем, которые не имели достаточного запаса ресурсов для монополизации информационного поля и вытеснения противника на периферию, но в то же время обладали достаточным набором ресурсов для консолидации значимых для себя сегментов электората и поддержания дуалистической модели конкуренции. Что же явилось определяющим в возникновении подобного атипичного случая, с которым столкнулась Украина? Обычно биполярность вырастает в благоприятных условиях — при неопределенности электорального исхода и определенности правил игры. Что касается президентских выборов, то двухтуровость сильно поляризует электоральное соревнование, а также влияет на то, как голосуют избиратели. Электорат в этом случае склонен голосовать не по предпочтениям, а стратегически, то есть чтобы не выиграл нежелаемый кандидат. Очевидно, что помимо институциональных ограничений поляризация осенью 2004 еще более обострилась, когда уже в процессе голосования были изменены правила игры — введен третий тур  [3] . Третий тур по-разному расставил акценты для избирателей и элит: для избирателей еще один тур повысил уровень состязательности и цену победы, а для элит наоборот — работал на понижение накала и снижение цены, что вылилось в пакетные договоренности, которые включали в себя введение в действие изменений в Конституцию, касающихся смены политического режима.

Констатация новейшего исторического периода как времени смены политического режима в стране, вылившегося в форму «оранжевой революции», требует более детального понимания почему возникла потребность в ломке старого курса. Кроме уже очевидных вызревших в обществе гражданских, социальных, либеральных потребностях, приведших в итоге к многомиллионным уличным протестам, можно указать и на «взросление» политических институтов в государственной системе. Во-первых, постепенно происходило оформление партийной системы. Партии стали на путь борьбы за благоприятные для себя условия — чисто пропорциональную избирательную систему. Во-вторых, институционализации самого парламента, то есть становление Верховной Рады как органа автономного, иерархического и сплоченного внутренней корпоративностью, что выражалось в закреплении за несколькими партиями парламентского статуса (самыми известными для избирателя партиями являются в первую очередь парламентские). В-третьих, вызревала реформа политического режима, перехода от президентско-парламентской к парламентско-президентской, а в перспективе, возможно, и к чисто парламентской республике. Перечень можно продолжить, но суть в том, что со взрослением институтов не происходило параллельно и обновление элит. По сути, старые административные элиты, не воспроизведя себя в новом или обновленном качестве, стали превращаться в закрытый элитный клуб, который не смог предложить преемника, способного стать общенациональным лидером. В итоге по результатам первого этапа цикла в 2002 году страна выбрала оппозиционного лидера, а во время второго этапа в 2004, за неимением привлекательного лидера от власти, победу одержали противники экс-президента Л. Кучмы.

Таким образом, электоральный цикл 2002-2004-2006 необходимо рассматривать в его целостности. Определенная особенность кроется в последовательной мотивационности цикла — первые парламентские выборы 2002 года закладывали формулу политической конкуренции на президентские 2004 года, а последние в свою очередь сформировали повестку дня на 2006 год. Следует иметь в виду, что каждые выборы уникальны, поскольку имеют свою особенную модель политической конкуренции. Для выборов 2002 года была присуща полицентричная конкуренция, для президентских 2004 — жесткое и наряженное дуалистичное столкновение, для 2006 характерна конкуренция между партийными силами трех лидеров — президента В. Ющенко, экс-премьера Ю. Тимошенко, лидера оппозиции В. Януковича. Выборы 2006 года должны будут решить для власти главную задачу — выстроить под Президента В. Ющенко политико-партийную вертикаль власти вместо административной, как это было присуще эпохе предыдущего президента. Поскольку не произошло закрепления новой власти на еще одной важной институциональной площадке — в парламенте, цикл нельзя считать завершившимся. Если сторонникам президента В. Ющенко удастся «взять» и этот плацдарм, то можно будет считать завершившейся смену политического режима в Украине, которая включала в себя предреволюционный, революционный и постреволюционный этапы.

Двойная фабрикация: уроки поствыборного большинства 2002

Постоянной проблемой электорального цикла 2002-04-06 был и остается вопрос формирования поствыборного большинства как в узком понимании большинства парламентского, так и в более широком контексте большинства политического. В 2002 году две силы — оппозиционный блок «Наша Украина» (лидер В. Ющенко) и провластный блок «За единую Украину» (лидер В. Литвин) стали призерами избирательной кампании и претендовали на формирование большинства. Тем не менее, выйти из позиции призеров выборов и стать лидером большинства ни одна из политических сил не смогла. Причины этого лежат, прежде всего, в институциональных факторах. Основной причиной можно считать дефекты действовавшей тогда смешанной избирательной системы, которая не была связанной в своих мажоритарных и пропорциональных результатах  [4] . В подобной ситуации, когда ни одна из партий не имеет мандата большинства, то есть 50%+1 мест в парламенте, что дает политической силе легитимное право на формирование такого большинства, структурирование парламента складывается под влиянием латентных коалиционных стратегий и торгов. Данный феномен в политологии принято называть сфабрикованным большинством  [5] , под которым подразумевают ситуацию, когда партия, несмотря на то, получила на выборах меньше половины голосов избирателей, путем различных фабрикаций добивается статуса партии большинства.

Необходимо отметить, что дефекты избирательной системы партийные игроки стремились повернуть в свою пользу. Стратегия «Нашей Украины» была направлена на максимальную мобилизацию партийных ресурсов. То есть блок В. Ющенко делал ставку, прежде всего, на голосование по партийным спискам, поскольку из-за давления админресурса возможности в мажоритарных округах блока были небольшие. Стратегия блока «За Единую Украину» была противоположной — блок стремился «выжать» все возможное из «мажоритарки» как выставляя своих кандидатов в одномандатных округах, так и путем скрытых договоренностей с независимыми кандидатами-мажоритарщиками. В результате в Верховной Раде было создано две мега-фракции: «Наша Украина» (на момент создания насчитывала 119 депутатов) и «Единая Украина» (на момент создания насчитывала 177 депутата). Если для первой ядром формирования своей фракции стали кандидаты из партийного списка, получившие 70 мандатов по результатам голосования за список блока, то ядром для второй стали кандидаты-мажоритарщики, у которых оказалось 66 мандатов по результатам голосования в одномандатных округах (см. таблицу 1). В сумме по двум частям избирательной системы фракция «Наша Украина» достигла численности 112 человек, а фракция «Единая Украина» — 101 человек. Однако реально после своего оформления провластная фракция насчитывала 177 депутатов (см. таблицу 1). Достичь таких размеров фракция смогла путем кооптации в свои ряды независимых мажоритарщиков, имевших латентную поддержку провластного блока в одномандатных округах. Таким образом, фракция «Единая Украина» была сформирована путем определенной фабрикации результатов выборов в свою пользу. Как видно из таблицы 1 стратегии скрытой кооптации придерживалась также «Наша Украина» и СДПУ(о), однако результаты их фабрикации выглядит довольно скромными — по 7 депутатов.

Таблица 1. Конверсия голосов в мандаты на парламентских выборах 2002 г. [6]
Партия / блок Голоса «за» партийный список (%) Кол-во мандатов по резуль-
татам голосов за список
Кол-во мандатов, полученных партиями в одноман-
датных округах
Сумма партийных и мажори-
тарных мандатов
Реальная численность фракции и рост за счет фабрикации
Блок «Наша Украина» 23,57 70 42 112 119 (+7)
КПУ  [7] 19,98 59 6 65 64 (-1)  [8]
Блок «За единую Украину» 11,77 35 66 101 177 (+76)
Блок Ю. Тимошенко 7,26 22 0 22 23 (+1)
СПУ 6,87 20 3 23 22 (-1)
СДПУ(о) 6,27 19 5 24 31 (+7)

Создание двух мега-фракций, не дотянувших до минимального нужного размера (50%+1 депутат) поставило новую задачу: как технически и политически выйти на законодательное большинство  [9]  (=226 депутатов). Вторая часть фабрикации большинства оказалась из разряда невыполнимой миссии. Во-первых, возможность привлечь более мелкие фракции в свои союзники не могла быть реализована, поскольку достаточно весомую часть депутатов составляли представители Коммунистической партии (64 депутата), которая ни с провластным, ни с оппозиционным блоком не собиралась вступать в союзы. Во-вторых, остальные фракции в сложившейся ситуации предпочитали придерживаться стратегии неприсоединения, поскольку такая позиция была более выгодной для них в условиях отсутствия однозначного лидера большинства. В силу сложившихся политических условий фабрикация большинства пошла по новому сценарию — формирование «виртуального» тактического большинства, которое собирается для нужного голосования. Для этого через месяц после начала работы парламента провластная фракция «Единая Украина» распалась на шесть частей и власть взяла на себя роль модератора большинства, которое работало фактически только как голосующее большинство и не более того. В новой ситуации фракция «Нашей Украины» вынуждена была уйти в позицию парламентской оппозиции. Таким образом, можно говорить, что в украинском варианте имела место двойная фабрикация большинства: сначала на уровне «накачки» провластной фракции до мега размеров, а затем путем создания марионеточных небольших фракций для ситуативного, виртуального голосующего большинства.

Следует отметить, что нерешенность проблемы большинства все же волновала власть. И появившиеся предложения политической реформы со стороны тогдашнего президента Л. Кучмы следует рассматривать как понимание необходимости институциональной реформы, то есть коррекции институциональных механизмов формирования власти, начиная от совершенствования избирательной системы и продолжая широкую политреформу вплоть до пересмотры системы «сдержек и противовесов» между президентом и парламентом.

Сценарии межпартийной конкуренции на выборах-2006

Парламентские выборы 2006 года проходят в новых политико-институциональных условиях. Важным институциональным фактором стал переход на чисто пропорциональную избирательную систему с голосованием за закрытые списки кандидатов от партий и блоков. Существенным нововведением также есть снижение избирательного порога до 3%, что призвано поощрять участие в выборах малых партий. Кроме этого, с 1 января 2006 года в Украине вступили в силу изменения в Конституцию, которые предусматривают перемены в перераспределение полномочий между Президентом, Верховной Радой и Кабинетом Министров. В частности, полномочия назначать Премьер-министра и членов правительства переходят к парламенту, а право предлагать их кандидатуры будет иметь коалиция депутатских фракций — парламентское большинство, которое сформируется по результатам выборов. Получение больших полномочий парламентом соответственно увеличивает роль политических партий и возможности их влияния на исполнительную власть, чего не было раньше. Кроме этого, партии в условиях действия императивного мандата могут стать силами, которые будут нести политическую ответственность за работу исполнительной власти. С увеличение роли парламента несколько ослабевают позиции Президента во властной иерархии. В его компетенции остаются вопросы внешней политики, национальной безопасности, влияние на силовые структуры и регионы (право назначать глав областных и районных администраций). Полномочия премьер-министра также увеличиваются, но главным его приобретением является расширение поля для маневров. Глава правительства может координировать работу с парламентом без Президента как посредника, что делает его самостоятельной и влиятельной фигурой, под контролем которой находятся ключевые процессы внутренней политики.

Кроме институциональных факторов, за год после президентских выборов 2004 года сильные изменения произошли между ветвями власти, на что повлияло персоналистские разногласия в «оранжевой команде», пришедшей к власти. Сразу после выборов шанс создать в ВР большинство был упущен, и потому задачи новой власти на 2006 достаточно очевидны: победа на парламентских выборах, формирование в Верховной Раде пропрезидентского большинства, выдвижение своей кандидатуры на пост премьер-министра. Стратегию власти можно рассмотреть в два этапа: первый этап был связан с премьерством Ю. Тимошенко, а второй — с периодом второго кабинета президента В. Ющенко во главе с Ю. Ехануровым. На первом этапе стратегия В. Ющенко заключалась в намерении создать блок-гегемон на базе трех партийных сил — пропрезидентсокй партии Народного союза «Наша Украина» (НСНУ), премьерской партии Ю. Тимошенко «Батькивщина» и новой спикерской партии главы ВР В. Литвина — Народной партии. Строительство такого мощного партийного гегемона было призвано решить по крайне мере две задачи. Первая задача заключалась в сдерживании многопартийности и конкурентности внутри самой власти. Пересмотр полномочий Совета национальной безопасности и обороны, Секретариата Президента, нерешенность проблемы отделения бизнеса и власти наложенные на конкуренцию амбиций на уровне отдельных персон во власти подорвали механизм работа госаппарата. Ю. Тимошенко во главе Кабинета Министров стала оппонентом главы Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) П. Порошенко, который проиграл Тимошенко в борьбе за пост премьера. В правительственной коалиции находились также еще несколько политических сил, которые латентно поддерживали ту или иную сторону конфликта. К примеру, представители партии «Реформы и порядок», прежде всего, вице-премьер по гуманитарным вопросам Н. Томенко, пытались балансировать между двумя сторонами конфликта и быть медиаторами, поддерживая сторону Ю. Тимошенко. Представители СПУ и партии УППП  [10] А. Кинаха, также получившие портфели в правительстве, занимали публично нейтральную позицию, но настроены были против Ю. Тимошенко. Вторая задача состояла в том, чтобы склонить баланс сил в пользу власти, тем самым ослабляя основную оппозиционную силу — Партию Регионов, лидер которой В. Янукович как кандидат на президентских выборах потерпел поражение. Однако влияние Партии Регионов и самого В. Януковича осталось весьма значительным в Восточных и Южных регионах страны. Без большого политического перевеса власть вряд ли сможет сформировать в будущем парламенте свое большинство.

В то же время политическая практика внесла коррективы в стратегию провластных сил. Отставка правительства Ю. Тимошенко изменила конфигурацию планировавшегося блока — после отставки лидеры начали строительстов собственных блоков (Блок Ющенко, блок Тимошенко, блок Литвина). Тем не менее, задача консолидации властных сил остается главной в предвыборной повестке дня. В новых условиях власть предпринимает несколько важных шагов в этом направлении. Во-первых, новый состав Кабинета министров во главе с Ю. Ехануровым [11] демонстрирует, что НСНУ серьезно закрепилась в исполнительной власти и таким образом перед выборами получила в свое распоряжение центральный и региональные административные ресурсы. Во-вторых, самостоятельное выступление В. Литвина со своим блоком не исключает связки Народной партии и НСНУ, поскольку такая связка является обоюдовыгодной. Очевидно, что В. Литвин заинтересован в поддержки президентской партии в борьбе за спикерское кресло, а с другой стороны — НСНУ также заинтересовано в том, чтобы Народный блок стал еще одной политической опорой Президента В. Ющенко. В-третьих, с целью мобилизации своих сторонников НСНУ пытается закрепить за собой право быть ведущей силой в переговорном процессе с другими политическими силами по созданию «оранжевой» коалиции одновременно отводя Партии регионов позицию главного своего противника.

Таким образом, на выборах-2006 сложился достаточно разнородный состав участников, причем есть очевидных три фаворита: партийные силы двух оранжевых лидеров — В. Ющенко и Ю. Тимошенко, оппозиционная Партия регионов во главе с В. Януковичем. Однако ни одна из этих сил самостоятельно не сможет сформировать большинство, так как не имеет достаточной электоральной поддержки. Предвыборная борьба проходит на нескольких уровнях и в рамках разных полей межпартийной конкуренции.

Условно можно выделить два уровня межпартийной конкуренции, которые в свою очередь имеют подуровни. Уровень первый — партийная конкуренция в политико-идейном измерении (таблица 2).

Таблица 2. Уровни партийной конкуренции в политико-идейном измерении
Уровни конкуренции Межпартийная конкуренция
1. Власть/оппозиция НУ versus ПР
2. Третья Сила СПУ versus НБ «Мы»

Президентская партия Народный союз «Наша Украина» (НСНУ) приняла решение о создании партийного блока  [12] с целью усиления партийного ресурса власти на выборах. Формирование блока пошло по пути привлечения «старых» партнеров — правых национал-демократических партий, для которых президент В. Ющенко стал локомотивом вхождения во власть. Для президентской партии стояла задача вовлечь в блок правые партии, чтобы предостеречь их как от блокирования с Ю. Тимошенко, так и от самостоятельного участия в выборах. Кроме этого, подобная коалиция демонстрировала определенную преемственность с блоком «Наша Украина» образца 2002 года.

Вынужденный уход в оппозицию В. Януковича и его партии стал для регионалов серьезным испытанием на политическую состоятельность. И во многом благодаря инерции президентского раскола и сохраняющейся влиятельности партии в обществе регионалы, оправившись от удара, начали работать в оппозиционной парадигме. Партия регионов отказалась от создания предвыборного блока и приняла решение идти на выборы самостоятельно. Однако это не мешает партии, отдавая места в списке лидерам мелких партий, одновременно поглощать сами партии. Так, партия «Новая демократия» Е. Кушнарева и осколок партии «Трудовая Украина»  [13] под руководством В. Сивковича, партия «Союз» А. Костусева вошли в Партию Регионов. Причины самостоятельного решения ПР идти на выборы называются самые разные: от создания условий для поглощения малых партий идейных партнеров до удобного формата для переговоров с партией-победительницей о возможной коалиции. Таким образом, линия конкурентной борьбы власть/оппозиция формируется вокруг партийных сил бывших соперников по президентским выборам 2004 года.

Вопрос о «третьей силе» традиционен для парламентских выборов в Украине. На выборах 2006 эту роль пытается брать на себя новосозданный Народный блок В. Литвина «Мы». Роль спикера украинского парламента В. Литвина во время «оранжевой революции» была миротворческой, в рамке подобной позиции медиатора между НСНУ и ПР сформировался и Народный блок В. Литвина. Тем не менее, позиция медиатора, скорее всего, будет не основной, главная же задача для блока — успешное самостоятельное выступление на выборах и отсюда претензия на хорошую коалиционную прибыль. Конкурентом за эту позицию выступает СПУ А. Мороза. Эти две политические силы пересекаются как по электоральным полям — электорат обоих сил находится в основном в Центре и на Юго-Востоке страны, так и в политических интересах — В. Литвин и А. Мороз имеют претензии на спикерское кресло в будущем составе парламента.

Уровень второй — уровень межпартийной конкуренции в зависимости от политических целей (таблица 3).

Таблица 3. Уровни партийной конкуренции в зависимости от политических целей
Уровни конкуренции Межпартийная конкуренция
1. Премьерская партия НСНУ versus БЮТ versus ПР
2. Спикерская Партия НБ «Мы» versus СПУ
3. Оппозиционная Партия ПР versus СДПУ(о), внедонецкая оппозиция

Условно можно выделить три подуровня: 1 — премьерский, 2 — спикерский, 3 — коалиционный/оппозиционный.

Подуровень первый и самый значимый — борьба за первое место на выборах и за статус премьерской партии. На этом уровне в межпартийном конкуренции будут участвовать 3 игрока — блоки В. Ющенко и Ю. Тимошенко, Партия Регионов В. Януковича (таблица 3). Премьерский уровень важен как в связи с возрастающей ролью главы правительства в постреформенных условиях, так и с необходимостью политического укрепления президента. Если эту борьбу выиграет президентская сила НСНУ, то власть президента, институционально ослабленная реформой, будет компенсироваться политической опорой правительства. В противном случае, власть президента будет ослаблена вдвойне — институционально и политически.

На подуровне втором будет борьба за главное кресло в парламенте — спикера. На этом уровне межпартийная конкуренция будет сосредоточена между СПУ и НБ «Мы», между В. Литвином и А. Морозом (таблица 3). Свою самостоятельную игру на спикерском уровне будет вести СПУ и ее лидер А. Мороз. Для СПУ также необходима связка с НСНУ, потому главная задача партии в этой борьбе заключается в вытеснении своего главного оппонента — В. Литвина. Вполне возможно, что А. Мороз будет избегать однозначных связок, учитывая что премьерской партией может быть и БЮТ, и ПР. Потому позицию СПУ А. Мороза можно назвать скользящей, то есть присутствовать на разных площадках, но не быть закрепленным на них. Это позиция ему позволяет, во-первых, оставаться в пропрезиденсткой коалиции, имея своих представителей в правительстве, во-вторых, занимать лояльную позицию по отношению к БЮТ, что не исключает их поддержку на выборах, и, в-третьих, при неблагоприятных обстоятельствах А. Мороз возможно перейдет в оппозицию.

На третьем уровне конкуренция будет носить во многом амбвивалетный характер. Причина этой амбвивалетности в неоднозначности и неопределенности политической роли партий, которые могут занять третье призовое место. Межпартийная конкуренция на этом уровне будет проходить за статус оппозиционный силы. На этом уровне, очевидно, будут конкурировать две силы. Главный претендент — Партия Регионов, вотчина которой Донецкий регион. Второй силой может выступить блок «Не так!»  [14] , которую можно назвать не только антиющенковской, антиоранжевой, но и внедонецской, а потому больше идейной оппозицией. Однако позиция ПР на выборах может быть двоякой: с одной стороны, В. Янукович может занимать жесткую оппозицию, если его шансы на первое место будут достаточно большими. В этом случае он сможет даже претендовать на место премьера в поствыборном правительстве, а главное отказаться от любых коалиций. С другой стороны, если позиции партии будут слабыми, В. Янукович может пойти на определенные договоренности с президентской партией и сыграть вместе на вытеснение Ю. Тимошенко в оппозицию. В этом случае ПР будет стремиться к лояльной оппозиционности в избирательной кампании. Но сценарий кампании может измениться, если ПР займет лояльную позицию, БЮТ будет вытеснена в оппозицию, блок «Не так!» останется последовательной оппозицией. Тогда в целом оппозиционный блок может оформиться как жесткая, причем антиющенковская сила.

Сценарии фабрикации большинства-2006

Новые институциональные правила политической борьбы четко распределяют роли игроков в политическом поле. Партия, занявшая первое место на выборах, получает право формировать большинство и правительство. На это раз не будет скрытых ресурсов в виде мажоритарщиков, а формирование правительства поставлено в прямую зависимость от коалиции большинства. Тем не менее, интрига будущей избирательной кампании кроется в стратегиях ключевых акторов.

Социологические замеры показывают, что в парламентской кампании не будет абсолютного победителя. Три примерно равносильных партийных игрока — блок «Наша Украина», блок Ю. Тимошенко (БЮТ) и Партия регионов В. Януковича будут бороться за максимальный электоральный результат (таблица 4).

Таблица 4. Динамика рейтингов за партии/блоки (октябрь 2005 — февраль 2006)  [15] (приведены партии, имеющие рейтинг более 3%)
Партия (блок) 13-24.10.2005 17-29.11.2005 17-30.12.2005 19-31.01.2005
1. Партия регионов 23,4 27,8 31,0 28,9
2. Блок «Наша Украина» 13,8 15,7 13,0 18,0
3. Блок Ю. Тимошенко 15,8 14,7 16,2 14,2
4. СПУ 5,3 5,9 4,8 4,6
5. НБ «Мы» 5,7 5,5 3,9 3,8
6. КПУ 5,2 6,1 3,8 3,7

Избирательная повестка дня трех лидеров — «Нашей Украины», Партии регионов и БЮТ — борьба за первое место по числу голосов и праве на формирование большинства. Несмотря на то, что главная интрига кампании будет вокруг конкуренции двух оранжевых лидеров, первое место В. Януковича в кампании созраняется стабильным и возможно будет укрепляться как раз за счет выигрышной позиции «третьего», находящегося над схваткой.

Ниже приведены возможные результаты по мандатам, рассчитанные по данным опроса, приведенного выше (таблица 5).

Таблица 5. Результаты возможной конверсии голосов в мандаты  [16]
Партия (блок) % голосов Кол-во мандатов
Партия регионов 28,9 185
Блок «Наша Украина» 18, 113
Блок Ю. Тимошенко 14,2 86
СПУ 4,6 27
НБ «Мы» 3,8 21
КПУ 3,7 20

По результатам, приведенным в таблице, очевидно, что большинство будет сформировано не на основе результатов выборов, а на базе коалиционных договоренностей, который могут дать неожиданные результаты. Другими словами, снова речь идет об определенных стратегиях фабрикации большинства. В итоге, лидером большинство станет тот игрок, который одержит победу не на электоральном поле, а в коалиционной борьбе.

Возможные конфигурации большинства:

1. «Оранжевая коалиция». Если будет создана вновь «оранжевая» команда в связке блок Ющенко и Блок Тимошенко, то проблемой данной коалиции стане поиск младшего партнера, поскольку самостоятельно коалиция вряд ли сможет дотянуть до большинства. Логичным партнером в данном случае может быть СПУ А. Мороза, но и в этом случае большинство хотя и будет достигнуто, но все же без необходимого запаса прочности. По данным расчетов в таблице 226 мандата. Возможным партнером может быть блок В. Литвина, но для этого есть несколько преград. Во-первых, конкуренция между В. Литвином и А. Морозом за пост спикера, во-вторых, определенные противоречия между Ю. Тимошенко и В. Литвином, последний выступал критиком деятельности Ю. Тимошенко на посту премьер-министра. В-третьих, блок В. Литвина, позиционируясь как третья сила между сторонниками В. Ющенко и В. Януковича, если поддержит оранжевую коалицию, то утратит выгодную для себя позицию медиатора. В условиях данной коалиции, Партия регионов вынуждена будет стать парламентской оппозицией, причем довольно сильной, учитывая возможный электоральный результат партии. «Наша Украина» также делает ставку на «подтягивания» младших партнеров, имеется в виду блоки ПОРА-ПРП и Блок «Костенко-Плюща», которые пока не дотягивают до избирательного порога.

2. «Политическая коалиция». В данную коалицию могут войти Партия регионов, блок В. Ющенко, Народный блок Литвина и/или СПУ. Такая коалиция будет иметь стабильное большинство (319-325 мандатов), причем возможно и без социалистов (учитывая борьбу за спикерский пост между Литвином и Морозом). Политическая коалиция может иметь важную миссию, прежде всего, для общества — соединить бывших противников и тем самым снизить накал региональных противоречий, которые нарастают еще с президентских выборов. В услвоиях данной коалиции в оппозицию будет вынуждена уйти политическая сила Ю. Тимошенко.

3. «Широкая коалиция». В рамках данной коалиции возможно связка между Партией регионов, Блоками В. Ющенко и Ю. Тимошенко. В результате такого формата коалиция может иметь максимальное количество мандатов и даже достичь размеров конституционного большинства (320). Но вероятность данной коалиции небольшая, поскольку, во-первых, маловероятна коалиция только из сильных игроков, так как она не сможет удовлетворить аппетиты каждого из участников, во вторых, имеющиеся сильные противоречия как между лидерами, так и командами вряд ли могут быть быстро преодолены. В третьих, весьма немаловажный вопрос в условиях данной коалиции — будет сломан формат парламентской оппозиции. В данном случае оппозицией будут небольшие и радикальные партии — в украинских условиях это традиционно левые силы (КПУ, ПСПУ и др.)

4. «Оппозиционная коалиция». Если будет создано парламентское большинство между Партией регионов и блоком Тимошенко плюс небольшие фракции, то подобная коалиция может иметь антипрезиденсткий оттенок. В этом случае ситуация может напоминать вариант сосуществования президента с политически чужим большинством по примеру французского «сожительства». Очевидно, что политический режим в этом варианте может «работать» чистый парламентаризм.

5. Коалиционный тупик и роспуск парламента. Ситуация с созданием двух больших фракций по образцу 2002 года вполне возможна, что приведет к отсутствию большинства, что. Разрешение подобной ситуации в новых конституционных условиях возможно путем роспуска парламента и проведения повторных парламентских выборов. Вероятность роспуска есть достаточно большая. Основным препятствием к созданию большинства может стать большой электоральный результат одной из политических сил, что приведет к перекосам в размерах коалиционной прибыли среди игроков, претендующих на участие в ее разделе. Тогда несогласные с такой ситуацией партии могут сыграть на обострение ситуации, кризис большинства и вынудить Президента распустить парламент.

Таким образом, ситуация с поствыборным большинством будет оставаться неопределенной вплоть до результатов выборов. Возможные варианты будущей парламентской коалиции показывают, что большинство может быть достигнуто только средствами политических договоренностей и коалиционных торгов, а электоральные результаты будут играть второстепенную роль.

Примечания

[1] Карасев Вадим Юрьевич, директор Института глобальных стратегий (ИГЛС, г. Киев), Кириенко Ульяна Владимировна, заместитель директора ИГЛС.

[2] Официальные названия блоков: «Блок В. Ющенко «Наша Украина», Избирательный блок политических партий «За единую Украины», «Избирательный блок Ю. Тимошенко» (БЮТ — аббревиатура, используемая СМИ), СПУ — социалистическая партия Украины (лидер А. Мороз).

[3] Оппозиция обвиняла власть в фальсификации выборов и предоставила доказательства в Верховный суд Украины. ВС признал второй тур выборов недействительным и назначил повторное переголосование. По результатам третьего тура победу одержал В. Ющенко.

[4] Смешанные избирательные системы принято различать как связанные и не связанные. Суть связанной избирательной системы в наличие формулы, которая при конверсии голосов в мандаты связывает результаты голосования за партийный список и голоса, отданные за отдельных кандидатов в одномандатных окургах. В результате общий итог партии при распределении мандатов оптимизируется. Для несвязанных систем характерно автономное перераспределение голосов в мандаты, отдельный подсчет результатов по партийному и мажоритарному голосованиям.

[5] Голосов Г.В. Сфабрикованное большинство: конверсия голосов в места на думских выборах 2003 г., Полис, № 1, 2005.

[6] Источники: Центральная избирательная комиссия ( www.cvk.gov.ua ), Верховная Рада Украины ( www.rada.gov.ua ). В таблице приведены партии, преодолевшие 4% избирательный барьер, и, таким образом получившие право на участие в распределении мандатов.

[7] КПУ — Коммунистическая партия Украины, СПУ — Социалистическая партия Украины, СДПУ(о) — социал-демократическая партия Украины (объединенная).

[8] Случаи реального уменьшения численности фракции возможны по причине присутствия в партийных списках не только членов партии, но и беспартийных списочников, которые после прохождения в парламент могли быть свободны в своем выборе фракции или группы.

[9] Численность парламента Украины — Верховной Рады: 450 депутатов, простое законодательное большинство — 226, конституционное — 300.

[10] УППП — Украинская партия промышленников и предпринимателей, лидер партии А. Кинах занимал пост первого вице-премьера в правительстве Ю. Тимошенко, в настоящее время глава Совета Нациоанльной безопасности и обороны Украины (СНБО).

[11] Ю. Ехануров после президентских выборов 2004 года стоял у истоков строительства пропрезидентской НСНУ и возглавлял исполнительный комитет партии. После перехода на работу в правительство — член президиума партии.

[12] Соглашение о создании блока «Наша Украина» подписали 6 партий: Народный союз «Наша Украина» (лидер Р. Безсмертный), Народный Рух Украины (НРУ, лидер Б. Тарасюк), Украинская республиканская партия «Собор» (лидер А. Матвиенко), Украинская партия промышленников и предпринимателей (УППП, лидер А. Кинах), Конгресс украинских националистов (КУН, лидер А. Ивченко), партия «Христианско-демократический союз» (лидер В. Стретович)

[13] В партии «Трудовая Украина» произошел раскол, в результате которого выделили две самостоятельные части. Одна во главе с В. Коновалюком, вторая с В. Сивковичем.

[14] В блок «Не так!» вошли: Социал-демократическая партия Украины (объединенная), Всеукраинское политическое объединение «Женщины за будущее», Республиканская партия Украины, Политическая партия «Всеукраинское объединение “Центр”». Лидер — Первый Президент независимой Украины Леонид Макарович Кравчук.

[15] Данные опросов, проведенные фирмой «Юкрейн социолоджи сервис» (октябрь 2005), фондом «Демократические инициативы» (ноябрь, декабрь 2005), фондом «Демократические инициативы» совместно с фирмой «Юкрейн социолоджи сервис» (январь 2006).

[16] Данные исследования, проведенного фондом «Демократические инициативы» совместно с фирмой «Юкрейн социолоджи сервис» (январь 2006), взяты средние результаты при условии явки избирателей на уровне 75%. Партия регионов при такой явке может получить 180–190 депутатских мандатов, Блок «Наша Украина» — 108–118 мандатов, блок Юлии Тимошенко — 81-91 мандатов, Социалистическая партия Украины — от 24 до 30 мандатов, КПУ — от 18 до 24 мандатов, Народный блок Литвина — 17-23 мандаты. Теоретические шансы на преодоление 3% барьер сохраняет еще Блок Наталии Ветренко «Народная оппозиция».

"ПолитРу", 22 марта 2006 года




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив