Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
05.12.2007, 11:30


В Украине уже есть политические механизмы преемственности власти через парламент, а в России они процедурные и инструментальные


В информационном агентстве РИА «Новости» 4 декабря состоялась пресс-конференция, на которой обсуждались проблемы функционирования и перспективы становления и развития парламентаризма в Украине и России. Предлагаем Вашему вниманию выступление на пресс-конференции известного политолога и политтехнолога, директора Института глобальных стратегий Вадима Карасева.

Если же по существу говорить о парламентаризме, то я сразу хочу внести концептуальную ясность в вопрос о том, что такое парламентаризм. Что такое парламент? Парламент – это во-первых представительская власть. Во-вторых, парламент – это место для политических боев. Это политическая игра или политическая война, взятие щитовых. Но лучше пусть берут щитовые, чем электростанции и подрывают дамбы, так ведь? И третье. Когда мы говорим о парламентаризме, то мы должны уточнить, что самый сильный парламент в непарламентских республиках. В президентских республиках парламент – это действительно место, где принимаются законы, назначаются должностные лица, контролируется власть.

А в парламентских системах основное место для принятия политических решений – это Кабмин. Парламент – это регистрационная палата, где есть четкое большинство меньшинство. Решения, как правило, принимаются в партиях и в Кабмине. Законы, как правило, принимает правительство. 90% всех законопроектов в парламентских республиках – это правительственные законопроекты. И основной величиной в парламенте является партия, а не индивидуальный депутат. И все расклады в парламентских республиках делаются по коалиционному принципу.

Говоря о развитии и путях парламентаризма в Украине и России, мы видим различия и странные сближения, вызванные последними выборами в Госудуму. И это не случайно. Потому что в политике конвертируются различные типы ресурсов: личный ресурс, административный ресурс, партийно-публичный ресурс. В каждой конкретной ситуации должен тот или иной ресурс доминировать.

В России начинает доминировать партийный ресурс, потому что личный ресурс уже исчерпан. Потому что лидера, на которого опирается политический режим, нельзя переизбрать на третий срок. Возникает необходимость что-то делать, менять типы ресурсов, создавать какие-то новые комбинации, в том числе и делать ставку на партийно-электоральный ресурс.

Такой ресурс уже есть в Украине, но не технологический, не инструментальный, а в силу эволюционных обстоятельств, в силу раскола Украины, в силу того, что есть разные политические партии, которые между собой конкурируют в парламенте, за парламент и за власть в Украине.

В чем проблема? Почему это сегодня это обсуждается? Не потому, что состоялись выборы в Госдуму, а потому что есть проблема приемника, проблема Путина. В каком направлении будет эволюционировать политический режим в России? Вот основной вопрос. А уже то, что победила «Единая Россия», что прошли выборы в Госдуму, не интересно. Сами выборы были бы не интересными, если бы не было этой интриги.

Теперь о различиях и сходствах парламентаризма в Украине и России. Во-первых, институциональные факторы. Россия движется или развивается в рамках президентской республики или президентско-парламентской республики, сильной презедентуры. Парламент же в условиях президентской республики и парламентской республики – это разные парламенты. Разные типы ресурсов доминируют. В условиях постсоветской президентуры – это, как правило, президентский ресурс. Исполнительная власть – это президентская власть. Не парламентская и не правительственная. Парламентаризм и парламент принимают инструментальную роль, и потом эта роль на выборы в Госдуму и на другие задачи.

Теперь различия. В России есть сформированная нация со сформированным национальным сознанием. Есть государство и государственническая традиция. И там парламент и парламентаризм развивается в контексте государства и нации. В то время как в Украине есть только парламент. Я бы не сказал, что у нас есть сформированные государство и нация. Они будут формироваться из парламента и на базе тех оппозиционных и коалиционных комбинаций, которые будут происходить в парламенте.

В России парламентаризм инструментален и развивается в условиях консолидированного правящего класса. Конечно, этот класс будет стоять перед вызовами, связанными с президентскими выборами. И выборы в Госдуму это только начало. Но тем не менее это консолидированный класс, в отличии от Украины, где мы не наблюдаем консолидированного класса. На этой основе и формируется украинский парламентаризм, на фоне наблюдающегося кризиса и раскола элит.

Отсюда следующий вывод: если в России парламентаризм будет развиваться в контесте дилеммы приемника, преемничества, инструментализации, технологий, то в Украине парламентаризм возникает эволюционно как форма разрешения политических кризисов, кризиса элит и как итог разрешения кризиса «элиты и массы». Иначе говоря, парламентаризм в Украине развивается эволюционно, а не политинструментально.

Например, досрочные выборы – это выход из кризиса. Это - результат кризиса, клинча в элитах, неспособности решить задачи, оптимизировать отношения между премьером и Президентом, между Кабмином и парламентом. И несомненно важно то, что в ходе парламентских кампаний как раз и разрешаются кризисы, формируется электоральная, выборная демократия и парламент как результат этой выборной демократии. Тем самым снимается сам кризис. В последствии могут наступать новые кризисы. Но это кризисы роста. Я бы не рассматривал это все в мизантропическом ключе (как все плохо!). Это кризисы роста. Это надо пройти. Важно, чтобы все эти процессы были в русле демократических процедур, досрочных выборов, без всяких силовых инструментальных сценариев.

Теперь что касается проблемы преемственности. Как раз здесь мы можем увидеть как схождения, так и различия путей развития парламентаризма в Украине и России. Необходимость развивать партии, партийную систему, переходить на пропорциональные выборы, партизировать власть и партизировать парламент возникла из-за кризиса преемственности. Значит нужно менять тип ресурсов и создавать такую комбинацию, в которой парламент служит инструментом. Это означает, что персональный, плебисцитарный ресурс Путина передается «Единой России», а затем «Единая Россия» выдвигает преемника на президентские выборы. Личный ресурс конвертируется в партийный ресурс, а затем возникает кандидат как партийная инвеститура, как инвестиция партии. Поэтому этот кандидат уже будет подконтролен «Единой России», у которой есть конституционное большинство, и опосредованно через партию – Путину. Вынужденная партийность – это инструмент реализации преемственности власти в России.

Так получается потому, что в России нет того, что есть в Украине. Нет механизма политической преемственности элит. Нет оппозиции, которая могла бы стать преемником. В нормальных классически демократических парламентских странах власть меняет оппозицию, оппозиция меняет власть – функционирует преемственность. Это то, что есть в Украине. При этом слабый парламент постоянно находится в кризисах. Это кризис недо-парламентско-президентской республики, кризис недо-партий, потому что это еще не партии в классическом европейском смысле.

Но тем не менее механизмы преемственности, политические, а не политтехнологические и инструментальные в Украине уже есть. Власть уходит в оппозицию, оппозиция уходит во власть. Мы это наблюдали в 2004, 2006, 2007 годах. Этот механизм заработал. Это действительно парламентский механизм, партийный механизм, в котором главный инструмент или оператор парламентской демократии – это оперативный код «власть – оппозиция». Вот такого кода в России еще нет. Поэтому Путину пришлось придумать парламентаризм с доминантной партией («Единая Россия» - это доминантная партия), отдать туда свой политический и электоральный ресурс с тем, чтобы может быть заработал механизм преемственности через политические партии.

Как раз в том, что в России кризис преемственности, а в Украине нарабатывается и укрепляется механизм преемственности и сосредоточена как общность, так и различия путей развития парламентаризма в Украине и России. Если в России парламент и партии являются инструментальными, то в Украине это реальные партии, которые прошли испытание выборами в условиях реальной выборной демократии.

P. S. Путин – это фактический лидер, но он не лидер партии, он не партийный политик. В том-то и вопрос, сможет ли Путин работать как партийный политик? Ведь у нас Янукович, Тимошенко работают как партийные политики. И лидеры, и партийные политики. Но это другой стиль поведения.

И последнее. Электоральная мега-машина Кремля – это одно, а электоральные машины в Украине – это другое. В Украине несколько электоральных машин. Да, они манипулируют. Но они не могут до конца манипулировать, потому что рядом есть другой манипулятор, который не дает до конца сманипулировать любой из политических сил. В отличии от России, где есть одна мега-машина, которая полностью контролирует политический процесс.

Россия и российский правящий класс рассматривают новую российскую нацию как европейскую, которая должна выйти из замкнутого состояния. Путин – европеец. Поэтому Путин не мог себе позволить ни путь Чавеса, ни путь Каримова, ни путь Назарбаева. Это путь восточных держав, восточных деспотий. Но главное Путин решил свою основную задачу за эти восемь лет. Он вывел Россию на самую высокую орбиту политики и геополитики. А геополитика держится в том числе и на имиджевых вещах. Это большой политический ресурс. И если бы сейчас Путин находил какие-то нелегальные пути сохранить свою власть, он просто потерял бы в имидже. И тем самым у российскрго правящего класса было меньше ресурсов, чтобы оставаться в современной мировой политике.

А ведь Путин хочет выстраивать новую мировую политическую и экономическую архитектуру. Эти идеи, конечно, были остракизованы, подвержены остракизму, но сегодня все равно идет речь о новой мировой экономической архитектуре. Сейчас станет вопрос о резервной валюте, об энергорубле, о котором я писал в газету «День» еще в 2000 году. А если утвердится энергорубль, это поставит под вопрос финансовую, монетарную гегемонию Запада. Ведь сегодня могущество Запада держится именно на монетарной гегемонии. В почему Путин ставит вопрос о новой экономической архитектуре и хочет, чтобы преемник или преемники продолжили это дело. Он хочет, чтобы Россия удержалась в существующем пуле влиятельных государств.

P.P.S. Чем закончится спикериада? – Сегодня есть два сценария: спикерский маневр Президента и спикериада, т.е. маневр тех, кто не согласен со спикерским маневром Главы государства? Я думаю, что выиграет спикерский маневр Президента и Яценюк как оператор компромисса будет избран спикером. В противном случае мы получим спикера как генератора конфликта. А спикерский маневр с Яценюком дает возможность выстроить компромиссную структуру парламента и вообще модель компромисса в треугольнике власти «Президент – премьер – спикер».

IGLS.com.ua, 5.12.2007




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив