Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
29.12.2007, 18:48


2007-й политический: шаг за шагом


Кризисный и переломный 2007 й политический год вУкраине начался 12 января с преодолением президентского вето на Закон о Кабинете Министров. Именно принятие этого закона дало существенный толчок к обострению противостояния между Президентом, с одной стороны, и правительством и парламентской коалицией — с другой. Законодательное наступление на президентские полномочия сопровождалось демонстрацией намерений коалиции любым путем расширить свои ряды до 300 депутатов за счет переманивания депутатов из оппозиционных фракций, что в свою очередь разрушало фракционную структуру парламента и парламентскую оппозицию. Формат «сосуществования и конкуренции» между ветвями власти сменился форматом острой политической борьбы. Хрупкий баланс сил коалиция/оппозиция/президент очутился под угрозой.

В марте БЮТ и «Наша Украина» заключили соглашение о совместной деятельности и тем самым вышли на полный объединенный формат. После укрепления внутренних рядов следующим шагом объединенной оппозиции стало привлечение к своим инициативам президента. К концу марта коалиция во главе с Януковичем официально объявила о наступлении на оппозицию, что проявилось в количественном расширении парламентского большинства за счет оппозиционных депутатов. Стратегия «регионалов» была направлена на перехват и закрепление инициативы, оттеснение оппозиции на обочину и снятия угрозы досрочных выборов. Для этого регионалы начали работу по вербовке колеблющихся депутатов в коалиционные ряды. Это играло бы на ослабление и дезорганизацию оппозиционных БЮТ и НУ.

При этом ослабление оппозиции прямо влияло и на ослабление Президента. По сути, это стало открытым объявлением войны президенту и оппозиции, так как «проект 300» нивелировал инструмент президентского вето, и фактически делал Президента номинальной фигурой, поскольку лишал его хотя бы относительно стабильной поддержки в парламенте и блокирующего пакета в виде голосов оппозиции.

Всю последнюю неделю марта шли дискуссии о том, можно ли распустить парламент и на каком основании. В интернете даже появилась копия указа о роспуске, который стал так сказать виртуальной репетицией. Поворотным в политической повестке дня стало начало апреля — президент после консультаций с руководителями фракций подписал указ о роспуске парламента. Наиболее действенным ответом коалиции стало обращение в Конституционный суд. Возможность оспорить решение в суде перевела политический конфликт в плоскость юридических войн.

Спустя неделю-полторы после указа Президента стало очевидным, что коалиционные силы настроены в лучшем случае — полностью заблоки ровать тему досрочных выборов, в худшем — на максимальное затягивание и отсрочивание выборов. Для коалиции жизненно важным было выиграть время, для Президента — наоборот максимально ускорить процесс. Так появился второй указ президента о роспуске парламента от 26 апреля 2007 года.

Позиции внутри самой коалиции начали понемногу раскалываться. Если Партия регионов была в принципе готовой к тому, чтобы согласиться на досрочные выборы, то их коллеги по коалиции — социалисты и коммунисты заняли позицию непринятия указа президента. Уже на протяжении первых дней после 26 апреля стало понятным, что блокирует достижение компромисса между Януковичем и Ющенко Александр Мороз. Он в конъюнктуре кризиса стал наиболее последовательным и радикальным противником сценария досрочных выборов.

Поэтому неудивительно, что достигнутые в формате «двойки» Янукович—Ющенко договоренности от 4 мая о том, что досрочные выборы должны состояться, спровоцировали резкую реакцию спикера — он не признал их в качестве основы для выборов. Морозу постепенно удалось втянуть Януковича в свою игру. Премьер достаточно быстро денонсирует достигнутые с Ющенко договоренности и фактически становится на одну позицию со спикером. К третьей декаде мая стало ясно, что премьер и спикер попытаются нивелировать избирательный контекст, и попытаются навязать обществу и оппонентам новый контекст — конституционные изменения, еще в большей степени урезающие полномочия Президента. Но в итоге игра «в конституционные изменения» так и осталась игрой лишь Януковича и Мороза.

Двадцать четвертого мая стало очевидным, что деятельность Конституционного Суда окончательно заблокирована, причем «усилиями» двух сторон конфликта. Его и без того сомнительная легитимность (существенно подорванная серией коррупционных скандалов вокруг нескольких судей) окончательно исчерпалась. Переговорный процесс зашел в тупик, и основным стратегическим направлением стала Генеральная прокуратура.

Важность ГПУ состояла в том, что лишь она в условиях кризиса легитимности практически всех институтов власти и судебной системы, могла формально легитимировать радикальные шаги одной из сторон против оппонентов, придать им определенную законность и обоснованность.

Это, по сути, и стало отправной точкой к развитию «силового сценария» в Украине. Президент принимает решение об увольнении с поста Генпрокурора Пискуна, по формальной причине совмещения последним прокурорской должности с депутатским мандатом. И назначает исполняющим обязанности генпрокурора Шемчука. Оппоненты, естественно, не признали этого решения, что спровоцировало столкновения представителей силовых структур (Государственной службы охраны, лояльной к президенту и спецподразделений МВД, лояльного правительству) в здании ГПУ.

В этом смысле показательным является тот факт, что на протяжении нескольких недель все действия коалиционно-правительственных сил носили сознательно провокативный характер — необходимо было, чтобы именно президент сделал первый силовой шаг. Это дало бы им достаточно оснований для ряда ударов в ответ, апелляций к международному сообществу и своему электорату.

Президент же последовательно демонстрировал готовность к квазисиловому варианту развития событий. Об этом свидетельствуют кадровые и управленческие решения, которые принимал Виктор Ющенко в силовой сфере. Речь идет о назначении Александра Турчинова заместителем секретаря СНБО, увольнении генерального прокурора Пискуна, введении в состав СНБО председателей областных госадминистраций, переподчинении Внутренних войск МВД Президенту, приказе о передислокации к столице около 3,5 тысячи бойцов Внутренних войск и т.п. При этом Ющенко неоднократно давал понять, что имеет для успеха силового сценария как политическую волю, так и надлежащий силовой потенциал.

Кроме того, Президент практически на протяжении всего кризиса держал в рукаве козырный туз, использовать который имел возможность в любой момент — заседание СНБО, сама возможность проведения которого постоянно держала в напряжении правящую коалицию. Однако Президент не дал спровоцировать себя на радикальные шаги, и весь арсенал задействовался в большей степени как фактор психологического давления на оппонентов. В то же время, именно проправительственное МВД первым применило действия, которые могут трактоваться как силовые.

Все это происходило на фоне нагнетания правительством и коалицией информационного шума вокруг темы «силового сценария, который развертывается Ющенко». Это был пик противостояния, результатом которого стали продолжительные переговоры уже в формате тройки (Ющенко—Янукович—Мороз) и масштабные договоренности, которые включали в частности дату досрочных выборов (30 сентября) и законодательные пакеты, необходимые для их проведения.

В результате этих досрочных выборов в парламенте осталось по-прежнему пять политических сил, с той разницей, что партию экс-спикера Мороза сменил блок экс-спикера Литвина, но важнее то, что суммарный результат блоков НУ НС иБЮТ превысил суммарный результат остальных партий, что дало им возможность сформировать правящую коалицию самостоятельно.

Однако вокруг создания «демократической коалиции» в составе БЮТ и НУ НС неоднократно анонсированной спикерами обоих блоков во время избирательной кампании и после ее завершения, возникли проблемы. Часть фракции НУ НС заняла позицию, фактически приведшую к торможению создания коалиции. Демарш семи депутатов привел к тому, что в интригу вокруг кандидатуры спикера публично вмешался президент. Виктор Ющенко провел беседу с «неподписантами», после которой они поставили свои подписи под коалиционным соглашением. По инициативе Президента была предложена новая кандидатура от блока на пост спикера — Арсений Яценюк. Эта кандидатура стала итогом борьбы различных групп влияния в блоке НУ НС и, если шире, впрезидентском окружении, поскольку возникла необходимость в такой персоналии на спикерском посту, которая бы была способна, во-первых, проводить и отстаивать президентскую линию в парламенте, ограничивая амбиции и возможные покушения на президентские полномочия. Во-вторых, при столь небольшом преимуществе коалиции актуальной задачей для спикера становилось нахождение общего языка с парламентской оппозицией.

Голосования «на грани фола» за спикера и премьера показали, что с одной стороны, коалиция является дееспособной, с другой — лишний раз подтвердилась шаткость столь небольшого преимущества для проведения собственной законодательной политики.

Победа продемонстрировала наличие множества проблем не только с количественным, но и с качественным составом коалиции. Стало очевидным, что для ее успешной работы необходим более высокий уровень взаимопонимания и осознания общности интересов между политическими силами коалиции и внутри каждой из них, чем тот, который наблюдается в настоящее время.

Финальным аккордом интригующих событий уходящего года стало назначение секретарем СНБО Раисы Богатыревой — одного из ключевых людей из ушедшей в оппозицию Партии регионов. Это назначение можно считать не только интригой года, но и самой большой многоходовкой, которую пытаются разгадать политики, политологи и в разной мере политически ангажированные граждане. В интриге Богатыревой можно выделить две стороны вопроса: что стоит за этим назначение и чего ждать будущем.

Очевидно, что ведущую скрипку в этой интриге играет Президент. Ющенко не устраивает складывающаяся после досрочных парламентских выборов конфликтная структура в Верховной Раде, жесткое и фронтальное разделение на коалицию и оппозицию, что нивелируют устойчивость его позиций на парламентской площадке. Ведь, если посмотреть на демократическую коалицию, то реально влияние на нее оказывает Тимошенко, а если посмотреть на фракцию НУ НС, то с учетом внутрифракционных процессов во время премьериады, Ющенко опереться на «свой» блок уже не может в полной мере.

Как президенту Ющенко необходимо выстраивание сбалансированной политической системы, компромиссной системы власти, интеграции страны в единое целое. Изначально решить эти задачи могла реализация идеи широкой коалиции. Однако неудача на парламентской площадке дала импульс для поиска других мостов для компромисса. У президента уже не раз таким мостом выступал СНБО. Можно вспомнить Порошенко при премьере Тимошенко или Плюща при Януковиче. Таким образом, СНБО уже традиционно площадка для сдерживания премьера и выстраивания элитного баланса. Эта основная роль уготована и Богатыревой.

Назначение Раисы Богатыревой — прагматичный выбор для президентской команды. В структуры власти вошло умеренное крыло регионалов (Ахметов—Колесников— Богатырева), которое собственно всегда было за властный баланс. Одновременно это работает и на снижение оппозиционного потенциала более радикального крыла (Янукович—Азаров). Интеграция Богатыревой в СНБО сузит поле для маневра Януковича, в том числе с учетом его президентской перспективы. Конкурентом и субъектом оппонирования для Януковича и его оппозиционного правительства станет легитимное правительство Юлии Тимошенко, а в парламенте — демократическая коалиция. Президент же оказывается над схваткой и потому получает больше маневра.

Нельзя не рассматривать и тот срез, что Партия регионов также получает определенные бонусы от этого назначения. Во-первых, назначение стало определенной встряской для регионалов, вывело на повестку дня вопросы долгосрочной стратегии партии и перспектив ее лидера. И если решение руководства политсовета о настоятельной рекомендации Богатыревой отказать ся от предложения можно считать логичной реакцией партии, то тот факт, что оно не имело должного значения говорит о многом. И том, что в партии нет единства, и том, что Янукович теряет лидерские позиции. Для регионалов очень важно все же определится какие механизмы могут позволить им конвертировать свое электоральное влияние в реальную власть. Возможно, ответ кроется в консенсусе элит, и в этом вопросе Богатырева сможет сыграть не последнюю роль. На посту секретаря СНБО Богатырева получит прямой доступ к президенту, станет каналом связи между главой государства и бизнес- структурами, стоящими за Партией регионов, которым в конечном счете и предстоит решить главное свое уравнение: какое место занять в украинской политике и каким быть вкладу в строительство государства Украина.

"День", 28 декабря 2007




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив