Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
08.10.2004, 13:31


Война и мир в мире террора


На протяжении уже нескольких лет политики всего мира  озвучивают тезис о новой мировой войне – войне с глобальным терроризмом, но лишь последняя волна терактов в Ираке, России и прежде всего трагедия в Беслане, начали подводить к попыткам нового осмысления сущности того явления, которое сегодня несомненно является наиболее серьёзной из мировых угроз. Общее ощущение, что болезнь слишком запущена, а лекарства, выписанные по рецептам холодной войны, скорее способствуют её протеканию и распространению, чем излечению, всё больше усугубляется и вызывает качественно новую постановку вопроса, как о природе этого заболевания, так и о возможных методах терапии. Попытку выявить новые качества этой проблематики содержит интервью-диалог с известным украинским политологом директором Института глобальных стратегий Вадимом КАРАСЕВЫМ.

 

Часто можно услышать тезис о развале всей существующей системы международных отношений. Сторонники этой точки зрения обосновывают своё мнение фактами частого игнорирования отдельными государствами роли ООН и существующих норм международного права. Классические примеры – война в Ираке и заявления России о возможности контртеррористических действий на территории других стран. Справедливо ли утверждение о том, что именно террор посредством ответной реакции на него провоцирует развал всей системы международной безопасности?

Система международной безопасности конечно разваливается, если уже не развалилась. Если бы она была устойчивой и адекватной новым вызовам, то вопрос о её функциональности и эффективности не поднимался. Ещё в ходе операции «Буря в пустыне» в начале 90х годов Буш-старший начал утверждать новый мировой порядок – американскую версию системы международных отношений, которая призвана заменить прежнюю систему. Старый миропорядок держался на отношениях государств, их конкуренции, состояния войны и мира между ними. Сегодня государства противостоят не столько друг другу сколько неупорядоченным алокальным структурам терррора.

Насколько справедливо утверждение, что вместо «нового мирового порядка» мы получили «новый мировой беспорядок»?

Это игра слов. Что понимать под порядком и беспорядком?  Можно сказать, вслед за нобелевским лауреатом И.Пригожиным, что порядок возникает из хаоса. Можно даже назвать этот хаос креативным, но все рассуждения на эту тему не приблизят нас к пониманию сути происходящего и не продвинут к ответу на вопрос «что делать». Вопрос заключается в другом - каким должен быть новый миропорядок, как выстраивать новые  отношения не столько между государствами, сколько внутри общественных пространств, которые «накрывают»  то или иное государство, формируются «по ту сторону» государств и не применяют государственный инструментарий. Раньше вся система международного права, дипломатии, войны, торговли была проекцией межгосударственных отношений. Теперь такой системы не будет. Осмысление происходящего нужно начинать с понятий, с терапии старых терминов и осторожного введения новых слов, характеризующих современную мировую динамику. Именно динамику, а не систему, потому что системы, как чего то устойчивого, что на «входе» имеет ресурс, а на «выходе» - решение, сегодня уже нет. Она когда-нибудь возникнет, но переход к ней будет длительным.

Америка сегодня предложила свой вариант – сверхдержавный, импероподобный, выдвинув новый имперский тренд в мировом развитии. Иракская реконструкция, модернизация «Большого Ближнего Востока», демократизация мусульманского мира – это американский ответ на современные вызовы. У России, например, более локальные задачи, задачи классического государства, поскольку для неё чеченский терроризм это угроза внутренней территориальной целостности. В этом отношении можно спорить о том, что США империя новая, а Россия старая, но масштабы задач здесь конечно несопоставимы.

Именно в рамках новой динамики имеет смысл анализировать проблемы войны и мира в современную эпоху. Если определить терроризм как приватизацию функций войны, то сама война как межгосударственное состояние,  как продолжение  политики и дипломатии иными средствами отходит на второй план. Война и мир раньше чередовались, одно состояние замещалось другим, каждая из войн имела некую правовую материю и в сознании лидеров воюющих государств представляла всё-таки правовое состояние. Уничтожение мирного населения в ходе этих войн всё-таки осуждалось как военное преступление и хоть и не всегда, но заканчивалось судебными процессами. Т.е. «преступления против человечества» были выведены за рамки легитимности войны.

Если сегодня нет ни чётких очертаний мира, ни чётких очертаний войны а небольшоая группа может в любое время и в любом месте развязать войну против государств и структур гражданского общества, то очевидно, что старые критерии войны и мира уже не работают.

Означает ли это,  что наступила эпоха перманентной войны?

Наступает эпоха-«ни мира ни войны». Если раньше при помощи переговоров или соглашений войны можно было избежать или отсрочить её, то теперь дипломатические механизмы уже не работают. Серьёзные дипломатические переговоры вести просто не с кем, поскольку ни один из лидеров террористов не в состоянии гарантировать прекращение войны даже в локальном масштабе. Классическая армия и классическое сдерживание против терроризма тоже неприменимы. Мир вступает в эпоху локальных войн с алокальными последствиями и глобальными резонансами. Раньше война была событием нарушавшим мир, сегодня война становится фоном для мира, а весь мир становится фоном для войны с террором.

Существует по крайней мере две полярных стратегии противостояния террору. Первая предполагает изменение социально-экономических условий в проблемных регионах,  их модернизацию и перераспределение мировых богатств. Направления этой стратегии: демократизация, экономические и гуманитарные преобразования. Её единственный недостаток - для  успеха могут понадобится десятки если не сотни лет. Второй механизм это ответный, ещё более масштабный государственный террор, например, взятие в заложники религиозных лидеров призывающих к джихаду и родственников террористов. Именно такой вариант рассматривался российскими властями в период бесланского кризиса. Кстати,  оппоненты американского президента вменяют ему в вину как некую мягкость, предоставление родственникам Бин Ладена возможности выезда из США после 11 сентября. Вопрос выбора между этими стратегиями, или вопрос о возможности их сочетания, фактически состоит в том, стоит ли весь ХХ1 век терпеть убийства исламистами невинных людей, в том числе детей, и одновременно закачивать средства в беднейшие исламские страны  или имеет смысл  ответить на террор террором?

Ответ террором на террор – это умножение террора. Во всяком случае риски всеобщего, в т.ч. и государственного, терроризма в этой ситуации намного возрастают. Можно ли победить террор в принципе? Победить можно только то, что чётко идентифицировано. То, что мы правильно называем, локализируем, мы либо стимулируем, либо уничтожаем. На стадию общей идентификации «аналитика террора» ещё не вышла. Мы даже ещё не разобрались до конца в этом явлении и его  внутренних механизмах. Нужно учитывать, что весь современный террор основан на культе смерти, то есть к человеку, который сознательно идёт на смерть, не применимы никакие средства устрашения. Поэтому  схема террор на террор, или в ином варианте «смерть на смерть» работать не будет. Единственное, что может дать прямой эффект – это нейтрализация и утилизация новой культуры смерти, что может произойти только на базе модернизации и гедонизации исламского общества. Потребительское общество формирует культ жизни в отличии от общества безысходности, которое настраивает на «некрос» и именно экпансия потребительской психологии как длительный процесс может дать эффект в долгосрочной перспективе. В целом универсального рецепта нет и с терроризмом нужно бороться всеми доступными способами не рассчитывая на то что процесс будет долгим. Мы не можем поймать одного лидера террористов или уничтожить один центр и покончить с этим явлением. На смену одним прийдут другие. Мир вступает в длительную эпоху стирания границ между войной и миром. Это всерьёз и надолго и универсального рецепта здесь нет.

Но ведь всё это рано или поздно закончится захватом атомной станции или какиих-нибудь ядерных боеголовок, которые подобно ружью на стене по ходу этой пьесы всё-таки «выстрелят». Дает ли современный уровень развития технологий, в том числе и технологий уничтожения людей, запас времени на преодоление проблемы террора нерадикальными методами?

Такая постановка вопроса свидетельствует лишь о необходимости укрепления государства как института, и в частности его силовых функций. Хотя государство и престаёт быть монопольным носителем международных отношений, но оно не перестает быть их актором. Должно выделиться ядро из нескольких государств, способных взять на себя коллективную ответственность за обустройство мировой периферии. Эффективно проводить этот процесс способно только открытое, т.е. демократическое сильное государство и открытое общество. Выжить в этом мире способны только власть, государство, обладающие поддержкой и доверием сильного гражданского общества.

 

 




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив