Об институте Аналитика Мониторинги Блоги
   
14.01.2009, 18:21


Вадим Карасёв по поводу газового конфликта между Россией и Украиной


Интервью директора Института глобальных стратегий Вадима Карасёва информационному агентству Комментарии.ру по поводу газового конфликта между Россией и Украиной.

 

Комментарии.ру: Как Вы можете прокомментировать ситуацию с долгом по газу? Кто кому на самом деле должен: государства или компании? И почему, если речь идёт об отношениях между компаниями, эта проблема решается на государственном уровне?

 

Вадим Карасёв: Потому что «Газпром» – это не чисто корпоративный агент. «Газпром» – это элемент большой геополитики Российской Федерации. Так просто не появляются квалификационные названия: «энергетическая сверхдержава», «энергетическая империя»... Там где есть «энергетическая сверхдержава» – «Газпром» не может быть простым хозяйствующим субъектом – это элемент большой политики, это геополитика. Это элемент политической игры, которую ведёт Россия по отношению к Украине.

 

А что касается самого долга...

 

Что касается самого долга, то Вам никто ничего не скажет и никто ничего не знает. Непрозрачная схема... Поэтому трудно найти где тут, кто, чему должен и как. Так и никто тут и не собирался разбираться в прозрачной структуре долга, потому что там где политика, это не проблема двух коммерческих контрагентов, это проблема давления, шантажа, блефа и поиска политического наказания того или иного «партнёра» в кавычках, а на самом деле геополитического конкурента. Поэтому всё было сделано так, чтобы началась война.

 

А каковы цели этой войны?

 

Первая цель – понизить транзитную репутацию Украины. Подчеркнуть ещё раз, что Украина – это нестабильное, межклановое, алчное, несостоявшееся государство. С тем, чтобы Европа махнула на эту Украину (турбулентную, нестабильную и неуправляемую) рукой. И понятно, что отказ Европы от втягивания Украины в европейские структуры, оставляет Украину в сфере влияния России.

 

Вторая – наказать нынешний политический режим и, прежде всего, Ющенко. Дальняя цель – сделать всё, чтобы он не был переизбран на второй срок. Ближайшая цель – поставить на колени украинскую промышленность, вызвав финансово-промышленный бюджетный коллапс, дефолт, спровоцировать социальный протест, социальные бунты, углубление политического кризиса и обвал нынешней политической элиты и, прежде всего, нынешнего политического режима, с тем чтобы к власти в Киеве пришли, наверное, более лояльные, пророссийски, а не прозападно, ориентированные политики. Стало быть, задача – развернуть курс Украины. Подчеркнуть, что без России Украины нет.

 

Когда в Европу прекратились поставки, «Газпром» заявил, что Украина перекрыла вентиль, поэтому мы прекращаем поставки. А, на самом деле, кто реально прекратил поставки?

 

Прекратил поставки газа «Газпром», это понятно. Вряд ли Украина пошла бы на это. Ссориться с Европой Украине не с руки. Тогда что – Украина остаётся в России? Вы понимаете, если Украина начнёт идти вразрез с европейской линией, Украина потеряет последних союзников. И тогда она – лёгкая добыча более сильной и упакованной ресурсно России.

 

Какими могут быть последствия сокращения поставок газа в Европу по украинскому направлению? Для кого из участников конфликта они будут наиболее серьёзными?

 

Я бы не говорил, что последствия будут серьёзными. Потому что России всё равно – она не боится, она не собирается делать всё, чтобы её Европа любила. России важно, чтобы её боялись, а не уважали. А вот для Украины – важно. Украина не может сделать так, чтобы Европа её боялась, даже если кто-то в Киеве захотел. Поэтому единственный путь Украины в отношениях с Европой – это делать так, чтобы её уважали... за прогнозируемость, стабильность, выполнение обязательств. А теперь подумайте: в этой ситуации кто мог пойти больше на то, чтобы развязалась война, где одной из жертв были бы европейские потребители...

 

Кто в результате больше пострадал в этом конфликте?

 

В репутационном плане, конечно, больше пострадала Украина, потому что Россию этот вопрос не волнует. Он для России не столь важен, а для Украины – это вопрос экзистенциален с точки зрения государства, европеизации внутреннего устройства и внешнеполитических позиций Украины. Так что с этой точки зрения, конечно же, репутационно пострадали обе стороны, но для Украины это более неприемлемый вариант, чем для России.

 

Как Вы прокомментируете соглашение, заключённое между Россией и Украиной, о допуске международных наблюдателей на газотранспортные системы двух стран? Что заставило Украину согласиться исключить из итогового документа поправки, предложенные к первому варианту протокола?

 

Украина подписала данный договор по настоянию и российской и европейской стороны. Поскольку Европе из-за дефицита газа не досуг было ждать, когда, наконец, закончатся эти завершающие мазки в картине конфликта и произойдёт его разрешение. И если бы продолжался этот обмен колкостями, ударами и риторическими упражнениями, то это только   затягивало бы конечный результат, который важен для Европы – возобновление транзита российского газа через Украину европейским потребителям. Поэтому именно усталость Европы и нежелание европейских потребителей, европейских властей ждать – именно это заставило снять претензии украинской стороны и согласиться на тот вариант, который был предложен Россией.

 

Почему Украина не пропустила газ в свою газотранспортную систему? Какие цели она при этом преследует?

 

Формально, ответ украинской стороны следующий: «Газпром» подал недостаточное количество газа под недостаточным давлением, поэтому Украина не имеет физических возможностей для того, чтобы этот газ транзитировать европейским потребителям. Таков формальный ответ украинской стороны, но, думается, что и «Газпром» и украинский «Нафтогаз», как, впрочем, и политические (или внешнеполитические) субъекты этого конфликта: кремлёвская элита с одной стороны, с другой стороны – нынешняя власть в Украине, не готовы сейчас полностью завершить конфликт, развернувшийся по поводу транзита российского газа через территорию Украины.

 

Во-первых, потому что легко начать войну, но трудно её закончить. Тем более трудно её закончить с сохранением политического лица и с сохранением, реальных и символических, статусных и политических позиций.

 

Во-вторых, завершение конфликта предполагает подписание контракта на поставки российского газа в Украину, которого (контракта – ред.) нет и переговоров по которому тоже нет, и неизвестно когда они будут, с кем и в каком формате.

 

Вот почему сейчас игра продолжается, тем более, что где-то всё-таки газ уходил на сторону. И это понимают обе стороны. Возможно, что он уходил на сторону с одобрения обеих сторон. Просто каждая здесь пыталась обвинить другую сторону в пропаже этого газа. И теперь, если сейчас пропустить весь газ, то, понятно, что обнаружится всё-таки где, на каком участке, в Украине или в России этот газ всё-таки уходил не европейским потребителям, а непонятно куда. Вот почему сегодня, я думаю, не украинская, не российская сторона не заинтересованы в полном, абсолютно прозрачном, техническом и фактическом разрешении этого конфликта, а, стало быть, и в игре с открытыми картами и открытыми аргументами. Поэтому такая игра и возня, они будут продолжаться. Это поведение напоминает поведение футболистов в овертайме: сил нет, но надо доигрывать, поскольку матч не закончен, поскольку матч сведён вничью. Поэтому вот такая возня, ходьба по полю, а не классическая игра в футбол – всё это напоминает нынешнее поведение «Газпрома» и «Нафтогаза», российской стороны и её политиков и украинской стороны и украинских политиков.

 

Почему, на Ваш взгляд, на газоизмерительные станции Украины не были допущены наблюдатели (согласно утверждению «Газпрома»), как было предусмотрено подписанным протоколом о контроле за транзитом газа в Европу?

 

Поскольку одним из элементов газовой войны является информационная война и психологическое давление, которое включает блеф, шантаж, утечку информации, дезинформацию трудно проверить или перепроверить заявления той или иной стороны данного конфликта. Судя по тому, что транслируют украинские СМИ – здесь никаких проблем нет для «Газпрома» и для европейских экспертов. В конце концов есть протокол – в протоколе всё зафиксировано. Поэтому, думается, что это, опять же, проявление той же усталости в овертайме и инерции конфликта, которую нельзя так просто взять и остановить. Поэтому будут какие-то взаимные обвинения, пикировка, утечки и прочие «сенсации» в кавычках – они будут оставаться элементом этой игры, хотя это уже не фигура игры, а фон, фоновый фактор. Этот фоновый фактор он будет, конечно же, провоцировать локальные обострения в завершающей стадии этого конфликта. В конце концов, ненадолго осталось сил и у «Газпрома» и у «Нафтогаза» на такую игру в овертайме, поскольку Европа тоже уже устала ждать когда же откроется транзит. И если какая-либо сторона будет сейчас заниматься оппортунизмом, блокировать, создавать какие-то дополнительные и непонятные барьеры, то Европа тогда может пересмотреть свою позицию, и это опасно, поскольку на нынешней фазе этого конфликта Европа (по крайней мере, официальная) пока не встала на ту или иную сторону, и обвиняет пока в этой ситуации две стороны. Поэтому та сторона, которая будет играть на затягивание разрешения конфликта, может добиться того, что Европа поддержит окончательно точку зрения, например, «Нафтогаза», или точку зрения, например, «Газпрома», что уже чревато.

 

В то же время, это вопрос стратегический. Допуск российских наблюдателей на газораспределительные станции в Украине означает, в какой-то степени, возобновление контроля российской стороны и, прежде всего, «Газпрома» над транзитной логистикой Украины. Украинская ГТС является собственностью Украины. Причём, есть закон Верховной Рады, принятый в январе 2007 года, причём, подавляющим большинством народных депутатов (примерно было 410 голосов), о запрещении приватизации ГТС. И все прекрасно понимают, что игра с транзитной трубой и, особенно, доступ к контролю над трубой со стороны «Газпрома» это выбивание серьёзных козырных карт на теоретической игре, развернувшейся сегодня в Центрально-Восточной Европе, в Европе, в целом, между Европой и Россией с участием транзитных государств.

 

Чего добавился всегда «Газпром» и Россия с начала 2000-х годов, начиная с идеи газотранспортного консорциума в составе Германии, России и Украины? Это получить контроль над Украинской трубой, то есть над транзитом, и тогда позиция «Газпрома», как в отношениях с Европейским союзом и европейскими потребителями, так и в отношениях с Украиной, в разы становится сильнее и козырнее. В этом случае «Газпром» получает мощный рычаг давления как на Украину, как на транзит в целом, так и на европейских потребителей. Поэтому украинская сторона озабочена тем, как минимизировать в данных условиях присутствие газпромовских наблюдателей над техническими и технологическими параметрами украинского транзита. Поскольку дальше может пойти по принципу «домино» придумывание какого-то квазиполитического или квазиэкономического контроля над трубой. Россия так просто не оставит желание контролировать украинскую трубу. Это сфера озабоченности украинской элиты, причём, независимо от оттенков, цветов и направлений.

 

Теперь есть вопрос политикотехнический, поскольку участие наблюдателей с российской стороны, может заблокировать работу этих комиссий – результат наблюдений предполагает подписание какого-то протокола о том, что либо нет пропажи газа, либо он есть... и вот здесь легко блокировать подписание протокола. Российская сторона, например, не соглашается с мнением западных, европейских и украинских экспертов и будет настаивать на собственном мнении, не подписывая протокол, и, тем самым, создавать новые точки роста напряжённости в отношениях между Европой, Украиной и Россией, создавая, при этом, новые точки недоверия к Украине как транзитному государству. Почему бы не предположить, что возможна такая технология игры на заключительном этапе разрешения конфликта, а именно, в части мониторинговых работ в украинской ГТС и на украинских газоизмерительных станциях? Поэтому Украина хотела бы, чтобы в данном случае основные усилия были возложены на европейских экспертов в партнёрстве с украинскими экспертами. И Украина считает, что достаточно весомого экспертного мнения европейских наблюдателей, для того, чтобы выяснить где пропадал газ и куда он затем уходил, либо просто не уходил и оставался на территории России.

 

Поэтому, российская сторона, очевидно, для того, чтобы создать прецедент участия в транзитной логистике российского газа, для того, чтобы создавать какие-то прецеденты контроля над украинской ГТС настояла именно на трёхстороннем мониторинговом участии. Вот поэтому Украина и сопротивлялась, но в конечном счёте, согласилась, под давлением, в данном случае, европейской стороны, с тем, чтобы мониторинг осуществлялся в трёхстороннем формате.

 

 "Комментарии.ру", 15.01.2009




Предыдущие материалы из раздела
Вадим Карасев: в реакции Тимошенко – вся она
02.02.2009, 11:21
Быстро, оперативно, хлестко, политтехнологично, пиарно, но абсолютно бессодержательно. Как раз по форме и стилю ответ Тимошенко был паническим и ...
Смену министров может сорвать НУНС из-за выборов
02.02.2009, 10:17
Переформатирование Кабмина, заанонсированное Юлией Тимошенко, может не состояться из-за НУНС. В эти выходные она заявила, что не будет менять ...
„Виграші та програші України у „газовій війні” в січні 2009 року”, звіт за результатами соціологічного дослідження
28.01.2009, 11:53
Соціологічне дослідження „Виграші та програші України у „газовій війні” в січні 2009 року” було проведено Інститутом глобальних стратегій 16-21 січня ...
У Ющенко объяснили, почему именно 17 января
26.01.2009, 18:52
Секретариат президента озвучил, когда, по мнению Банковой, должны состояться президентские выборы. По словам замглавы канцелярии Игоря Пукшина, ...
Ющенко. Взлеты и падения.
26.01.2009, 17:41
Прошло четыре года с момента инагурации Ющенко. Видимо, этого времени Виктору Андреевичу оказалось недостаточно для выполнения большинства своих ...
”Тимошенко давала якісь обіцянки Путіну”
26.01.2009, 17:41
Після підписання газових угод із Росією із Секретаріату президента розкритикували прем’єр-міністра Юлію Тимошенко. Мовляв, контракт має невигідні для ...
Аналитика
 Архив