Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
03.12.2004, 14:28


Низы не хотят по-старому, а верхи не могут по-новому


То, что происходит сегодня в стране и прежде всего в Киеве, одни называют «попыткой революции», другие — «попыткой переворота».

В зависимости от того, кого из двух кандидатов в конце концов законно и легитимно признают победителем избирательной кампании 2004 года, такое определение происходящего и останется: либо «революция», либо «переворот».Потому что всегда номинации в развитии страны или общества дают победителей. И часто точка зрения победителей становится доминантной и исторической.

Если победит Ющенко, то события, вероятно, получат среди его симпатиков название «большой оранжевой буржуазно-демократической революции». И, думаю, это название подхватят с большим удовольствием наши западные партнеры, европейские политические и гуманитарные институции.

Если победит Янукович, то происходящее будет названо одними как «попытка конституционного переворота», другими — «победой здравомыслящих умеренных сил, которые — за стабильность и единую Украину, за то, чтобы народ законным путем избирал себе руководителей и свою власть».

Но если же говорить о сегодняшней ситуации, то я бы начал с того, что ее предваряло.

Топ-сюжет кампании

С чем на этих выборах столкнулось украинское общество? С несколькими ситуациями, которые до сих пор не проблематизированы и не тематизированы. Тем более не проанализированы до конца.

Речь о накопившихся в Украине проблемах — структурных, институциональных (властных), текущих политических и даже геокультурных.

По основным топ-сюжетам предвыборной кампании, первый «вызов», имеющий очень сильный структурный подтекст, связан с тем, что на этих выборах практически решается вопрос: какая структурная конфигурация власти будет в Украине. Речь идет не о президентском, премьерском постах, парламентском большинстве, а о более глубинных факторах, которые касаются исторического, географического, регионального положения страны.

Дело в том, что в Советской Украине и в постсоветском пространстве структурная власть всегда находилась на востоке. Здесь расположен промышленный потенциал, основные источники индустриального роста, экономического развития. Так было при СССР, когда Харьковская, Донецкая, Днепропетровская элиты делегировали своих представителей в общесоветский истеблишмент. Так было в постсоветской Украине и при кратковременном (по историческим меркам) периоде президентства Кравчука, и в т.н. «эпоху Кучмы», к концу которой эти структурные проблемы обнаружились.

С возникновением украинской независимости интеллектуальная власть принадлежала Западной Украине. «Западно-центристская» повестка дня Украины — внешняя и внутренняя, связанная с политическими и экономическими реформами, европейским выбором, евроатлантической интеграцией, генерировалась в центре и в Западной Украине, в то время как реальная экономическая власть генерировалась на востоке, исходя из потенциала регионов, индустриальных элит промышленных областей.

Если таким кратким взглядом окинуть время правления Кучмы, то можно сказать: Украина держалась на своеобразном компромиссе, когда интеллектуальная гегемония сформировалась еще на руховской волне начала 90-х, политическая или конституционная власть концентрировалась в Киеве, но экономическая власть и новые политико-экономические элиты генерировались на востоке.

Баланс может быть нарушен

Этот компромисс более-менее удовлетворял украинский политический класс и массовое общество. Компромисс транслировался различными каналами массовых и немассовых коммуникаций на общество, что позволяло в целом сохранять баланс — власть и общество — между регионами, между внешнеполитическими векторами — российским, европейским и атлантическим («многовекторность»).

Но эта многовекторность применялась не только к внешнеполитическим партнерам. Она была и внутри страны. На этих выборах впервые встал вопрос о том, что интеллектуальная власть Западной Украины, политическая власть Киева и часть экономической власти может сконцентрироваться в одном центре влияния и в руках одной политической группы.

Вызов же заключается в том, что впервые те регионы, те элиты, которые еще в советское время генерировали экономическую власть и оказывали сильное влияние на общеполитическую повестку дня, на политику, могут ее лишиться на уровне президентских полномочий и общенационального влияния.

Восточно-промышленная элита, как и столично-центральная, не смогли пока переиграть оппонента-кандидата и ту политическую группу, которая сегодня в случае прихода к власти может получить все основные ресурсы, а также структурные источники власти.

Не давая оценок, просто констатируем: есть вызов, с которым сталкивается Украина, поскольку всегда было более-менее равномерное распределение основных источников власти и влияния в обществе. Теперь баланс может быть нарушен — либо в ту, либо в другую сторону. В этом отношении сразу после президентских выборов встанет вопрос о преодолении дисбаланса, отрегулировании сложных межрегиональных и межсекторальных потоков власти и влияния, поскольку проблема будет заключаться не столько в осваивании «целинных и залежных земель» президентских полномочий, сколько в присвоении ресурсов стабилизации сложного, гетерогенного, сложносоставного, как говорят политологи, украинского общества. Это и есть первый вызов.

Кризисная полоса

Второй вызов заключается в том, что с институциональной точки зрения эти выборы продемонстрировали кризис функциональности и в определенной степени — моральный кризис политического режима, который начал себя исчерпывать еще к началу 2000-х годов.

Но он смог в силу ряда принятых мер в форсмажорном порядке достаточно укрепить свою государственно-политическую машину и более-менее встретить президентские выборы с консолидированным кандидатом. Однако в ходе самой президентской кампании, особенно в междутуровой паузе, а также в затянувшемся эндшпиле второго тура, стало ясно, что политический режим вползает в «кризисную полосу».

Все это отразилось на ситуации после второго тура, когда появились протестующие — «за» и «против» — либо на майданах Киева, либо на площадях Восточной Украины, либо на улицах Западной. Все-таки протестуют уже не столько конкретно за того или иного кандидата, сколько против, они демонстрируют усталость от длительной эпохи. Тем самым констатируя ее определенную завершенность и исчерпанность.

Я не стал бы говорить о революционной ситуации, но сказал бы о некоей предреволюционной готовности. Если следовать известным определениям — «пред-» и «просто революционных» ситуаций, то этот кризис политического режима можно выразить следующей формулой: низы не хотят, чтобы ими правили по-старому, а верхи не могут править по-новому.

Эту ситуацию во многом инспирировал массовый протест, который концентрируется не столько на поддержку конкретного кандидата, сколько демонстрирует вакуум сильных альтернативных кандидатов, не говоря уже о вакууме новых и харизматичных идей.

Кризис «правоприменения»

Немаловажным, хотя и дополнительным фактором ситуации, которую можно называть по-разному, но по сути характеризующейся повышенной активностью социальных настроений, новых ожиданий и политических интересов, явился сам формат и общеправовой подтекст избирательной кампании, особенно во втором туре.

Далее, следуя признакам разных революционных ситуаций, я бы предложил другую формулу. Во втором туре власть продемонстрировала, что победить честно ей тяжело, а честно проиграть она не хочет.

И это сформировало также особый моральный контекст неприятия отдельных случаев давления на избирателей, избирательную комиссию. Именно обостренная моральная реакция граждан также стала триггер-причиной, которая запустила общий процесс социального напряжения и подвела к политическому и общественному кризису, в т. ч. к кризису власти, права и правоприменения. С чем и столкнулись сегодня многочисленные заинтересованные политические игроки, в том числе и представители команд двух кандидатов, а также общество, ищущее выход из правового и политического тупика.

«Улица имеет право»?

Проблема в том, что есть право и есть закон. И если законом манипулируют, если он не учитывает интересы общества и не опирается на авторитет судебной власти, тогда этот закон стремительно делегитимируется. Страна втягивается в кризис правоприменения.

Что произошло на выборах? Факты манипулируемости законом, в том числе и законом о выборах, законодательной процедурой, а также поспешность, с которой один кандидат принимал присягу в парламенте, а другой настаивал на том, чтобы ЦИК незамедлительно объявлял результаты. Все это привело к тому, что право и закон разошлись, разделились.

Легитимность и легальность разделились! А это в свою очередь подтолкнуло к тому, что сейчас единственным и авторитетным источником правоприменения является только Верховный Суд.

Однако во многом уже принципы правоприменения начинают формироваться улицей. «Улица имеет право» — выдавая «майданный мандат» на правление, формируя особый и частичный политрежим «майданократии».

Но ведь это еще не закон. Легитимность без закона является не процедурной, а усеченной. В итоге мы имеем Ющенко как полулегитимного президента или квазилегитимного субпрезидента. С другой стороны — имеем легального субпрезидента Януковича, которого объявил ЦИК согласно закону о выборах. И имеем уходящего Президента Кучму. Но есть еще и кризис ЦИК.А это фактически не только недоверие Центризбиркому, но и сигнал к пересмотру вообще закона о выборах.

То есть получается, фактически сегодня мы не имеем ни одного полноценного президента. А имеем полупрезидентов трехпрезидентской полуреспублики.

Многовластное безвластие

Страна оказалась в ситуации, когда один из трех имеет полномочия по мандату майдана. Второй — по мандату ЦИК.Третий имеет мандат по Конституции. И если все это попытаться «слепить», то можно назвать (точнее обозвать) «многовластное безвластие» или «безвластное многовластие».

За всем этим стоит кризис права, т.к. право полноценно действует, когда оно учитывает интересы общества, и обязательно эти интересы общества учитываются через процедурные, легальные, юридические моменты. Через юридическую процедуру, суды всех юрисдикций и всех уровней.

Очевидно также, что официальное легальное право не может справиться с кризисом. Тогда нужно формировать политические прецеденты. И, очевидно, сегодня создается такая ситуация, когда право как бы заново должно конструироваться, переоформляться, может, на ощупь, через легитимные политические институты должны нащупываться элементы новой правовой материи, справедливого и легитимного закона.

Например, субботнее решение ВР от 27 ноября является политическим, но оно — в правовом направлении, которое позволяет прошунтировать каналы правового кровообращения и круговращения нового закона.

С этой точки зрения политический шаг ВР дает шанс на то, чтобы найти и способствовать адекватному правовому решению. Теперь Верховный Суд Украины должен сказать свое слово, как и действующий Президент, который имеет полномочия, чтобы повлиять на ЦИК.

Если сейчас официальные структуры власти — три «К»: кулуары, кабинеты, коридоры власти — не отреагируют на три «М» майдана: массовость, мобильность, мобилизованность, тогда право может твориться непосредственно теми, кто стоит на улице.

Как «отсерфинговать» надежды

Чем бы ни закончилась ситуация, которая сложилась сейчас в стране, и с каким победителем, — думаю, в любом случае происходящее — свидетельство того, что в Украине состоялось общество.

Государство у нас состоялось раньше, а общество как активная часть народа, как люди, которые имеют свою гражданскую позицию, осознают свои гражданские и конституционные права и умеют их отстаивать, — если брать это измерение, то в Украине общество состоялось именно теперь.

И очень трудно будет его опять «вдавливать» в административный тюбик, если кто-то этого пожелает... С другой стороны, само общество может испытать жесточайшее разочарование, если тот, кто придет к власти, не сможет оседлать, отсерфинговать эту мощную волну новых ожиданий и надежд.

Последние дни показали, что в Украине появилось— условно — «два общества», два «лагеря», не сходные во мнениях. Плохо это или хорошо? По-моему, неплохо. Потому что есть возможность и у тех, и у других — выбирать и сравнивать. Нет монолитности во мнениях. И мнение общества не может быть унифицированным, унитарным. Так что с этой точки зрения выборы 2004 года отличны и в буквальном, и в фигуральном смысле от выборов 1999-го.

Ощущение честного проигрыша

Если есть два общества, которые делятся по социальному или региональному признаку — это положительная тенденция. Если раньше договаривались элиты за спиной общества, то сейчас без общества элитам очень трудно будет договариваться. Это первое.

Второе. Нужно создать новые каналы выражения интересов масс, т. е. новые институты политической системы, которые могли бы канализировать общественное многообразие мнений и транслировать их на систему принятия решений.

Это важный момент. И сегодняшние мнения, которые возникают, могут создать массовый фундамент для появления новых партий, для формирования каких-то новых общественно-политических конфигураций.

Причем генерирование многих вещей, в том числе и политических, сегодня будет идти скорее не сверху вниз, как это было, а во многом будет иметь двусторонний характер — сверху вниз и снизу вверх.

Причем, заметьте, ни о каком расколе общества речи не идет. И не шло бы, по крайней мере в первые дни после 21-го, если бы была соблюдена чистота правовой формы на этих выборах. Тогда было бы у одной команды просто ощущение честного проигрыша. И не думаю, что у кого-то появилось бы достаточно аргументов, чтобы провоцировать сегодняшний раскол.

Но поскольку нет ощущения честности проигрыша, то, стало быть, не последовало жестов, которые характерны для политической культуры европейской или американской демократии: там проигравший звонит на следующий день оппоненту и поздравляет победителя.

Мало того, если бы на наших выборах все было честно оформлено, то Ющенко снял бы свои аргументы «против». И все было бы спокойно. Тогда, возможно, он бы выиграл, стал бы президентом без проблем, поскольку общественный ресурс у него и на востоке Украины достаточный.

Однако проблема остается. Наша страна сшита из различных региональных лоскутков, и Украина в этих границах, в этом региональном и этническом составе существует очень недолго. А такие президентские выборы проходят под девизом «победить и получить все», что предполагает разделение электоральных массивов. Понятно, эту лоскутность разрывает, она начинает на глазах рваться. Особенно там, где лоскутки сшиты наспех, тонкими нитками.

Гетерогенный избиратель

Что можно предложить в качестве терапии? Потому что хирургия в виде чрезвычайных положений либо силовых сценариев, революционных или контрреволюционных, приведет лишь к углублению, точнее — окончательному разрыву нитей, которые связывали Украину.

Во-первых, надо искать выход на основе формирования новой правовой материи с учетом возможных и доступных юридических процедур. Это должен быть справедливый и правовой выход. В том числе и через возможность новых выборов или переголосования второго тура.

Во-вторых, способствовать высвобождению общества от пут различных административных и прочих ресурсов. Политика должна опираться на общественный ресурс, а не на административный.

В-третьих, должны быть сильные лидеры, сильные политики и харизматичные идеи, которые будут объединять нацию и вести ее вперед. Если есть дефицит либо вакуум общенациональных политиков, сильных объединяющих и консолидирующих идей, — должна быть многосоставная политическая система, которая могла бы адаптировать и абсорбировать различные интересы, транслировать их на уровень принятия политических решений.

Это должна быть политическая система, рассчитанная не на двухпартийность, двухлидерность, двухрегиональность, а учитывающая более широкое лингвистическое, политическое, экономическое и социальное разнообразие страны.

В списке «24 претендентов» перед первым туром было несколько кандидатов, которые пытались отразить эту дифференцированность, гетерогенность избирателя, другие шли с «прицелом» на парламентские выборы 2006-го. Но были и проектные, так называемые технические кандидаты, задача которых состояла в том, чтоб отбирать голоса у лидеров, создавать интерьер избирательной кампании в пользу одного или другого кандидата.

Если бы у нас было более продуманное законодательство о выборах, если бы админресурс оказался менее эффективен, не думаю, что было бы у нас так много кандидатов.

«До первого гола»

Я против триумфализма — как с одной, так и с другой стороны. В нынешней ситуации слово «триумф» вообще неуместно.

Есть кандидаты в президенты, которые выиграли и которые проиграли. Но нет проигравшего народа и нет проигравшей страны. Поэтому любой победивший кандидат должен понимать, что в этой ситуации не должна проиграть страна.

Что касается шага Сергея Тигипко, когда он подал в отставку с двух должностей — руководителя штаба Януковича и главы НБУ, я бы тоже расценивал его не в плане «победы» одного из кандидатов и проигрыша другого, а как подготовку к новому сету игры.

Игра не закончена, а в овертайме (если пользоваться спортивной терминологией) игра продолжается. Могут быть дополнительные таймы — до первого победного гола. А если этого не случится, то есть еще послематчевые пенальти. И я бы не исключал, что у нас еще не началась игра даже «до первого гола», а послематчевые «пенальти» еще только просматриваются в качестве перспективы.

Есть симптом определенного напряжения внутри команды, которая консолидированно выступала за Януковича, — трения по поводу последних автономистских заявлений со стороны ряда элит промышленного востока.

Очевидно, то, что видится из промышленных регионов, имеет другую оптику в Киеве. Но и это я бы рассматривал как вариант дальнейшей игры тех политических элит, которые вынуждены реагировать на данную ситуацию, но не собираются играть в игру, которую пытаются навязать Ющенко и его политическая команда.

Возможно, будут новые выборы. Если в течение 30 дней не происходит инаугурация нового президента, автоматически выборы считаются недействительными. И тогда через 90 дней — новые выборы с новыми кандидатами.

В этом новом поствыборном контексте Сергея Тигипко можно рассматривать в качестве «свежего запасного игрока» — со стороны ряда властных элит. Нередко «Игрока» вводят в игру со свежими силами. И он способен решить игру, забив решающий гол в ворота соперника. В новом сете во многом уже будет ставка не на кандидатов, имеющих региональный профиль, хотя я бы и не исключал, что по региональному профилю у того и другого есть и общенациональный анфас... В предполагаемом «тайме» будут кандидаты, которые имеют более центристское и надрегиональное позиционирование.

Поскольку сейчас состоявшееся гражданское общество, как и состоявшиеся и несостоявшиеся политические элиты увидели реальные риски регионализации, социальных, гражданских и «местных» расколов, то новая игра будет иметь более объединительный характер.

Оппонентом Тигипко в предполагаемом новом туре могут быть и Кинах, и Мороз, и тот же Рыбачук. Не исключаю, что в ситуации «элитоцентристского» вакуума могут возникнуть фигуры, которые временно ушли во второй эшелон, ждут на скамейке запасных, но давно уже готовы физически и морально выйти на поле и решить замысел тренера.

Прогноз «под елку»

Украина — страна, которая не может быть ни одноцветной ни двухцветной. Хотя украинский флаг двухцветный, но по содержанию, палитре, разнообразию интересов, регионов, городов, по культурной палитре страна более многоцветна. И в этом плане есть шанс, что многоцветье может стать залогом цветущей Украины.

Что касается прогноза на последние недели 2004 года, думаю, до 31 декабря уже будет ясно — с кем, с каким президентом и с какой новой элитой будет Украина.

25 декабря — католическое Рождество, затем — Новый год, 7 января — православное Рождество. Страна «уйдет» в праздники. Люди оставят улицы, гражданский ресурс или импульс будет затухать. А гражданский импульс протеста — это один из основных ресурсов Ющенко. Думаю, что он, как и группа его поддержки, политической бизнес-элиты, которая за ним стоит, — будут стремиться к тому, чтобы форсировать события.

В то же время Янукович также будет стремиться форсировать события, потому что процесс отложенной инаугурации и последующие постоянные ее откладывания — болезненный симптом, плохой сигнал для политических элит внутри страны, для тех представителей административного и силового чиновничества, которое сейчас выжидает и пока еще не сделало окончательных ставок.

Так что чем дальше будет откладываться процесс инаугурации, тем меньше шансов у Януковича стать уже не суб-, а легитимным президентом. Поэтому под давлением многих сторон вынуждены будут реагировать ВСУ и ЦИК, и Рада.

Посему нас ждет либо переголосование, но не раньше, а позднее 19 декабря, либо ожидаются решения о новых выборах и признание этих недействительными.

Но не исключено, что ситуация будет разрешаться постепенным выдавливанием кого-то с улицы, а кого-то — из коридоров власти.

Записала Лидия ДЕНИСЕНКО

Газета «2000», №49, 3.12.2004




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив