Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
26.01.2011, 11:57


Государство-массаракш


Какова общая картина террористического акта в Домодедово? Террор – это медиасобытие. Событие смерти для тех, кто находился в зоне поражения, кого достали осколки. Событие предполагающее для кого летальный исход, а для кого более щадящий. Но в целом это медиасобытие, за которым следит большинство населения. Другими словами, это политическое событие. Поэтому важно проследить, каким образом власть вмонтируется, встраивается в структуру этого события – какова реакция президента, премьера, мэра Москвы и губернатора, какова реакция комментаторов, спикеров телевизионных ток-шоу, специалистов по террору, силовиков. Все эти реакции –  органическая составляющая террора как медиасобытия.

Субъективно ни Путину, ни Медведеву эти теракты не нужны, так как они разбивают государственный миф об антитеррористической подкладке легитимности политического режима 2000-х годов. Главное здесь – показатель состояния российской государственности .

Каким мы видим политико-режимный рентген этого события? Мы видим, что не работали рентгены досмотра, что система безопасности аэропорта не функционировала должным образом. Государственная машина не работает на упреждение угроз, хотя Россия – это страна, живущая в формате антитеррора.

Зато можно наблюдать, как эта машина начинает функционировать после свершившегося теракта. Получается, что на постсоветском пространстве был создан уникальный тип государства – государство не функциональное, а авральное . Оно начинает функционировать только тогда, когда сталкивается с авралами – пожарами, чрезвычайными ситуациями, рукотворными, техногенными, природными катастрофами. Возможно, вследствие того, что у истоков распада СССР, а стало быть, и становления этих государств, был Чернобыль, наиболее крупномасштабная техногенная катастрофа ХХ века. Новые независимые государства вышли из катастрофы, из «чернобыльской шинели», не из гоголевской шинели и не из шинели Сталина. И это катастрофическое измерение является родовым пятном, родовой травмой постсоветских государственностей.

Мы видим, что новые государства не умеют функционировать в повседневном, рутинном, бюрократическом, регламентном режиме, то есть обеспечивать людей необходимыми благами, не говоря уже о правах на свободу и собственность. Государство не обеспечивает главное публичное благо – безопасность гражданина, потому что государство работает на элиты, создавшие для себя самозамкнутые домены, которые мы по ошибке и называем государством. Но это не то государство, которое функционирует на Западе. Западные государства, в отличие от постсоветских политических образований, обслуживают общество, производя публичные блага, потребляемые обществом. Постсоветское государство, наоборот, может функционировать только тогда, когда оно сталкивается с какой-то Апокалиптикой, «всадниками Апокалипсиса». Тогда президент и премьер получают работу – они тушат пожар, борются с наводнениями, посещают потерпевших в больницах, награждают героев.

Это государство – наоборот или, согласно братьям Стругацким, государство-мссаракш. Функциональные западные государства упреждают опасность, а постсоветские - ее производят, они начинают работать только тогда, когда надо среагировать на опасность. Это негативное государство – оборотная, «темная» сторона нормального функционального государства. 

На уровне коллективного бессознательного правящие группы заинтересованы в возникновении авральных и чрезвычайных ситуаций. И не только потому, что элиты таким образом укрепляют чрезвычайный мандат, не только потому, что они в условиях чрезвычайной ситуации начинают действовать как настоящие суверены. Но прежде всего потому, что избиратели-подданные хотят в президенте, премьере и лидерах видеть тех героев, которые должны обуздать стихию. Они не хотят видеть функционеров, знающих свое дело и работающих в регламентном режиме. Не случайно, когда Главой ЕС был назначен невзрачный, не дзюдоист, но поэт Ван Ромпей, на постсоветском пространстве можно было наблюдать скепсис, помноженный на презрение – «и этот человек - Президент ЕС?». У нас нет понимания того, что там, где отлажены механизмы, где работает бюрократия и все регламентировано, появляются такие серые на первый взгляд президенты-чиновники. Но там, где нет государства как институциональной структуры, нужен герой-дзюдоист или Жанна Д’Арк, Илья Муромец.

Получается, что такие события террора являются сценой или экраном, глядя на который обыватель может убедиться, что государство еще есть, оно еще существует. Хотя в обычные, пресные времена о постсоветской стране можно сказать, перефразировав гегелевский тезис, государство есть, но оно не существует. А вот когда власть начинает бороться с террором или другим ЧП, тогда это государство не только есть, оно еще и существует, как-то действует, как-то крутятся шестерни остаточного ржавого советско-государственного механизма.

"igls.com.ua", 26.01.2011




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив