Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
30.10.2003, 16:04


Иракский разлом (дипломатическая игра вокруг реконструкции Ирака)


Европа занялась реализацией собственных геополитических проектов, стремясь занять свою нишу в новых постбиполярных условиях, а США, оставшись единственным геополитическим игроком, претендующим на статус глобального, увидели свою роль в том, чтобы оставаться таковым и в условиях нового миропорядка.

Иракский вопрос и связанные с ним противоречия внутри Североатлантического альянса, приобретающие четкий евро-американский характер, не оставляют в покое аналитиков всего мира уже более года. Выходом иракской темы на новый виток стала разработка проектов резолюций по послевоенному устройству Ирака, предлагаемых США и ООН, и развитие конституционного процесса в Европейском Союзе, в ходе которого обозначились намерения ведущих европейских стран сделать ЕС не только самодостаточной экономической системой, но и автономной, не зависящей от заокеанских коллег военной структурой. Подобные намерения европейцев поставили под вопрос не только существование НАТО, как военной организации, но и евроатлантическое сотрудничество в целом.

Ход иракского кризиса и развитие событий в новом, постсаддамовском Ираке заставляет многих экспертов и западных политиков (как европейских, так и американских) говорить о серьезных изменениях в отношениях между евроатлантическими партнерами. Кроме того, утеря ООН роли основного фактора обеспечения международной стабильности стала очевидным фактом, как и то, что из основного “регулятора” она превращается в инструмент легитимации постфактум действий отдельных государств либо ситуативных коалиций.

На данный момент интересы партнеров по НАТО столкнулись в плоскости конструирования будущего постсаддамовского Ирака. И если проект ООН (в большей степени европейский) предусматривает скорейшую передачу власти в Ираке временному правительству, которое затем сможет обратиться с просьбой о более широкой международной помощи, то американский проект предполагает принятие новой конституции, а затем проведение выборов, причем военный и полицейский “патронат” в стране до выборов нового правительства должен быть возложен на возглавляемую Соединенными Штатами коалицию. Последняя резолюция СБ ООН, подготовленная США, так и не решила главного вопроса - позиционирование ООН в качестве ключевого института, обеспечивающего восстановление Ирака как суверенного и демократического государства, что и стало основным камнем преткновения в дипломатическом процессе, не смотря даже на проявляемую США визуальную готовность к компромиссам.

И все же говорить о том, что “раскол Запада” произойдет в Ираке было бы некорректно. Несмотря на огромное количество противоречий, обозначившихся еще задолго до иракского кризиса, общий либерально-демократический базис продолжает играть огромную роль во взаимоотношениях Старого и Нового Света, не говоря уже о том, что их экономики не только взаимосвязаны, но и взаимозависимы. Иракскому кризису суждено было сыграть роль катализатора процессов, предпосылки для которых были заложены в евроатлантической модели безопасности изначально, он лишь обострил противоречия, которые достаточно четко просматриваются с конца 80-х начала 90-х годов ХХ века.

Еще совсем не ясно, что будет представлять собой постсаддамовский Ирак после вывода коалиционных войск и стабилизационных сил, трудно однозначно сказать насколько адекватны потребностям самого Ирака форматы реконструкции, предлагаемые США и ООН. Но ясно другое - не в традициях, да и не в интересах американцев создавать в Ираке национальный демократический суверенитет. Вряд ли и для самих иракцев на данный момент эта дилемма является более насущной, чем восстановление и стабилизация экономики, решение проблем занятости населения, в конце концов, обеспечение минимальных коммунальных нужд иракских городов. С другой стороны, не ясно, насколько полезным будет для нового Ирака, ставшего “продуктом” новой геополитической логики, формат традиционного национального суверенитета, предлагаемый ООН. Европейская модель суверенитета, предлагаемая Ираку, в корне не устраивает американцев, да и вряд ли имела бы перспективу в традиционном восточном, во многом патриархальном обществе. Но европейцы, судя по всему, не собираются, отказываться от “экспорта” своей модели свободы и демократии в Ирак.

Как видим, “общие цели” (суверенный демократический и процветающий Ирак), обозначенные той и другой стороной, породили серьезные, зачастую непреодолимые противоречия, причины которых скорее всего стоит искать в плоскости конфликта систем внешнеполитической логики и объяснять глубокими различиями между “постялтинской” (во многом европейской) и “постманхэттэнской” (в большей степени американской) моделями геополитического поведения.

Организация Объединенных Наций, как система международной безопасности, несмотря на глобальный характер войны, породившей ее, во многом – детище европейских традиций. А центральным элементом концепции Европы после 1945 года, говоря словами федерального министра иностранных дел Германии Йошки Фишера, был и остается отказ от принципа уравновешивающих сил и от гегемонистских амбиций отдельных государств. В таком контексте европейцы еще во многом мыслят доглобальными категориями ХХ века, стремясь сохранять примат постялтинского международного “кодекса” над явно не вписывающимися в его формат глобальными тенденциями и геополитическими амбициями США, пролонгируя, таким образом, существование трансформирующейся системы международной безопасности в ее привычном виде.

С начала 1960-х годов европейские страны практически не участвовали в крупномасштабных международных конфликтах (за исключением ряда локальных войн, являвшихся “тяжелым наследием” колониального прошлого). В то же время США все сильнее включались в глобальную биполярную игру, в которой Европа, развивавшаяся до 1991 года в американском геополитическом фарватере, участвовала лишь в формате идеологического противостояния, очерченного либо НАТОвскими, либо ООНовскими рамками.

Вторая мировая война принесла европейским странам колоссальные человеческие потери и утрату статуса геополитического “центра мира” и формирование устойчивой фобии войны. Поэтому в течение второй половины прошлого века европейские страны выработали технологии “мягкого”, в большей степени культурного влияния на остальной мир, которые успешно практикуют и в новых геополитических условиях. И хотя с каждым новым расширением ЕС прирост его общего валового продукта становится все менее значительным и менее пропорциональным масштабам новых “осваиваемых территорий”, достойным вознаграждением за это становится повышение международного авторитета Евросоюза. Таким образом, в случае с ЕС не “Запад продвигается на Восток”, а “Восток приближается к Западу”.

Ситуация, сложившаяся после 1991 года очень четко обозначила различия в геополитических подходах американцев и европейцев, которые существовали на протяжении всех послевоенных десятилетий, однако нивелировались общими угрозами и общими правилами игры в биполярном мире. Европа занялась реализацией собственных геополитических проектов, стремясь занять свою нишу в новых постбиполярных условиях, а США, оставшись единственным геополитическим игроком, претендующим на статус глобального, увидели свою роль в том, чтобы оставаться таковым и в условиях нового миропорядка. Поэтому основной проблемой в американо-европейских отношениях всегда был и остается гегемонистский унилатерализм и все более радикализирующийся “first – изм” США во внешней политике.

В то время как краеугольным камнем европейских геополитических стратегий по-прежнему остается концепт национального государства, в массовом сознании американцев национальный суверенитет никогда не занимал такого видного места, возможно, потому что США не были и не являются нацией-государством в классическом, европейском понимании этого слова. “Глобальная Америка” (или глобальная американская элита), пришедшая на смену “классической”, полуизоляционистской Америке, болезненно воспринимавшей любые вмешательства извне и неохотно вмешивавшейся в дела “беспокойного мира”, мыслит действительно глобально. И если с точки зрения европейской, “ооновской” (доглобальной) геополитической логики государства-изгои - лишь недемократические режимы, нуждающиеся в корректировке, то новая американская (глобальная) - рассматривает их как регионы локальной нестабильности, являющиеся в то же время источниками глобальных угроз.

Отсюда - и кардинальные различия в технологиях реконструкции “режимов-изгоев”: европейцы видят в создании национального суверенитета и устойчивой демократии конечную цель модернизации, в то время как у американцев - это лишь средство, но никак ни цель, один из этапов реконструкции в сложном технологическом процессе стабилизации “нестабильных регионов”.

И все же, даже если иракская война и приведет к какому-либо расколу, то скорее всего это будет раскол внутри обществ и элит стран, взявших на себя ответственность за будущее нового мира. Война в Ираке уже стала причиной политического кризиса в стране, являющейся главным партнером и включенной в систему “особых отношений с США” – Великобритании, поставив под вопрос не только правомерность участия Объединенного Королевства в этом либерально-демократическом “крестовом походе”, но и дальнейшее пребывание Тони Блэра на посту премьер-министра.

Да и США, будучи “глобальным государством”, все больше ориентирующимся “наружу” и ищущим решение своих проблем в геополитической плосоксти, борющимся за “демократию во всем мире” и против всевозможных глобальных угроз, стали часто игнорировать проблемы внутреннего порядка. Сам поликонфессиональный и мультикультурный характер американского общества создал серьезную опасность его деструктурирования и формирования в недрах его самого тех очагов сопротивления либеральным и демократическим ценностям, которые США пытаются подавить во внешнем мире.

На данный момент американцы одобряют свержение режима Саддама, но их все больше раздражает затянувшееся военное присутствие в Ираке. Как общество, так и элита не едины в иракском вопросе. Если одна часть склонна поддерживать участие США в привычной системе коллективной безопасности с максимальным подключением ООНовских механизмов, то другая выступает за модернизацию системы международной безопасности в соответствии с оформившимися глобальным лидерством Соединенных Штатов.

Затянувшаяся оккупация Ирака американцами, небольшие, но стабильно прибывающие партии “груза 200” уже сейчас приводят к тому, что рейтинг Джорджа Буша и поддержка действий его администрации стали стремительно падать. Опрос телекомпании CBS и газеты The New York Times показал, что действия вашингтонской администрации в сфере внешней политики на данный момент поддерживают лишь 44% респондентов, половина опрошенных считает, что Буш не в состоянии разрешать международные кризисы, а 53% уверены, что война в Ираке была неоправданной. Подобная ситуация, кроме всего прочего, наряду с продолжающейся экономической рецессией и не совсем удачной социальной политикой нынешней администрации в социальной сфере (по последним данным около 12% американцев сейчас живут за чертой бедности) безусловно, станет дополнительным козырем в руках демократов, разворачивающих в свете будущих президентских выборов масштабную “антиреспубликанскую” кампанию.

Поэтому Вашингтон, несмотря на желание определенной части элит решать проблемы послевоенного Ирака в рамках антииракской коалиции пришел к переговорному процессу готовым к компромиссу, о чем свидетельствует сам формат, в котором в последнее время протекает поиск оптимальной формулы восстановления Ирака. Такая ситуация сложилась вследствие целого ряда объективных причин. Во-первых, американская армия успешно справилась с демонтажом саддамовского режима, но оказалась не подготовленной к гуманитарной интервенции – то есть к созданию полноценной, а главное – функциональной альтернативы существовавшей до войны государственной машине. Во-вторых, США сейчас как никогда заинтересованы в экономическом участии европейских стран в реконструкции Ирака, поскольку, судя по всему, администрация Джорджа Буша не рискнула взвалить всю тяжесть этой операции на плечи собственных налогоплательщиков. В свою очередь, страны, изначально выступавшие против военного вмешательства, (но де-факто все-таки признавших нынешний статус-кво) отстаивая свой проект резолюции Совбеза ООН по Ираку, включаются в эту геополитическую игру, чтобы не оказаться “выключенными” из новой глобальной конъюнктуры.

Таким образом, Европа не готова признать глобальное лидерство США, ведь это означало бы для нее включение в чужую геополитическую игру по чужим же правилам. А Соединенные Штаты, не смотря на военные успехи, оказались не готовыми ни экономически, ни психологически отказаться полностью от привычной системы евроатлантического сотрудничества, ставящей во главу угла примат коллективных решений над схемами глобального гегемонистского доминирования. Поэтому решение скорее всего будет компромиссным не вследствие слабости одной из сторон и силы другой, а вследствие как перечисленных выше объективных причин, так и огромного количества нюансов субъективного характера.

Поиск оптимальной модели реконструкции послевоенного Ирака – это во многом - конкуренция геополитических концепций совсем недалекого прошлого и не в полной мере наступившего будущего. Это борьба не только за конструирование будущего Ирака, но и за “стратегическую инициативу” в создании новой геополитической мозаики мира. И от того, какая модель демократизации (или вестернизации) победит будут во многом зависеть очертания будущей модели глобальной безопасности.

ForUm, 30 октября 2003




Предыдущие материалы из раздела
Политолог: Янукович побоялся превратиться в Лукашенко из-за Тимошенко
13.09.2011, 18:32
Двухнедельная пауза в судебном процессе над экс-премьером Украины Юлией Тимошенко должна дать украинскому президенту необходимое время, чтобы ...
Европарламент отсрочил приговор Тимошенко
13.09.2011, 12:01
Процесс по делу Юлии Тимошенко затягивается. Хотя суд уже вышел в финальную стадию и в понедельник должны были начаться прения сторон, судья отложил ...
Две недели для Януковича: три версии тайм-аута в деле Тимошенко
13.09.2011, 12:00
Судебный процесс против бывшего премьер-министра Украины Юлии Тимошенко особенный по умолчанию. В первую очередь, из-за имени и статуса подсудимой. ...
Дело Тимошенко идет к завершению
13.09.2011, 11:57
Суд по делу Тимошенко приближается к финалу. Эксперты говорят, приговор объявят в течение нескольких недель. О том, что ждет экс-премьера, разговоров ...
Киреев взял тайм-аут. Будет писать "черновик" приговора?
13.09.2011, 11:55
Перерыв в суде над экс-премьером напрямую связан с визитами Януковича за границу. Вчерашний суд над экс-премьером Юлией Тимошенко закончился полной ...
Эксперт: если Тимошенко сядет, "Батькивщиной" будет руководить Банковая
13.09.2011, 11:53
Ареста Юлии Тимошенко с одной стороны якобы боятся, а с другой - с нетерпением ждут некоторые бютовцы, ведь он может кардинально изменить расклад ...
Аналитика
 Архив



Эликсир молодости проверенный вековой историей! Чаванпраш - натуральное здоровье

Лечение за рубежом . Компания CLAVIS предлагает организацию лечения по всем направлениям медицины в частных и университетских клиниках Германии

Силовой кабель с изоляцией из сшитого полиэтилена


Качество предлагаемой продукции обеспечивается использованием при ее производстве современного высокотехнологичного оборудования Кабель силовой . Наше предприятие предлагает к поставке одножильный и трехжильный кабель с изоляцией из сшитого полиэтилена