Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
01.04.2005, 17:47


Мы украинцы, мы не прибалты


Вадим Карасев презентовал свою книгу "Мысль со скоростью революции". Представляем вам его выступление в ИА "Интерфакс Украина", а также наиболее интересные ответы на вопросы журналистов.

 

Еще  не наступило время фундаментальных оценок оранжевой  революции. Для этого нужна дистанция, которая позволит выстроить концепцию революции, дать ей историческую оценку. Это произойдет позже: когда стабилизируется ситуация, вызреет конфигурация политических элит, выстроится новая политическая система адекватная современному обществу и т.д.

Пока же речь идет об – экспертном видении изнутри самого революционного события. При этом  нужно учитывать – революция это сверх-скоростные изменения. В ходе революции за несколько дней и недель делается то, что в обычном, спокойном  времени делается в течении десятилетий.

Сейчас я готовлю книгу по революциям на постсоветском пространстве с рабочим названием «Постсоветское, революционное». Оранжевая революция показывает, что постсоветское пространство вступило в полосу политической революционной нестабильности на 10-15 лет. Этот  революционный цикл очевидно, закончится к столетию «Октябрьской революции» когда Украина или вступит в НАТО или ЕЭС, или не вступит, что будет решено по ходе исторических событий, в ходе выборов, борьбы между политическими элитами.

В данном случае, моя книга представляет образец быстрой политологии. Я считаю, что сейчас работа политолога заключается не в том, чтобы сидеть в кабинете и писать какие то великие статьи. Надо быть быстрым, реактивным, реагировать на события.

Конечно же есть академическая политология она может работать на расстоянии, переделывая текст. На данном этапе я вышел из такого жанра и работаю в духе  скоростных, экспертных практик. Именно это мне интересно.

Я думаю, читателям будет  интересно посмотреть насколько я ошибся или не ошибся в своих прогнозах.  Этот материал дышит временем, теми ощущениями которые у меня были тогда.

И в этом есть  искуство медийной политологии - в умении быть на грани – внутри события и вне его. Быть вне события не возможно,  быть только внутри события, значит  не быть политологом, обрекать себя на  обывательскую точку зрения.

Еще один аспект: важно правильно расставить акценты, должен быть какой то политологический моралитет.

В моей книге также затронут момент формирования новой власти, а также процессы связанные с реприватизацией, которую я рассматриваю не как правовой или не правовой факт, а как фокус политической экономии новой власти. Она прекрасно понимает, что выйти из политического режима Кучмы можно лишь сформировав иную экономическую базу. Предидуший политический режим строился на экономической базе промышленного востока - черной металлургии, угле, стали. На этом строился экономический рост, ее деньги шли на надгосударственный доход, в политику, различные политические проекты и т.д. Этот режим я называл чернометаллургическим политическим режимом. И понятно, что это была база  политических олигархов и системы сформированнойв эпоху Кучмы.

Новая власть понимает, что старую власть можно окончательно добить только путем изменения экономической и региональной базы. Отсюда и админтериториальная реформа и регионально-экономические приоритеты, ставка  не на экспорт, а на импорт товаров. Поэтому, в книге я говорю о том, что мы только сейчас после этой революции приходим к пониманию  програмного выбора.

И на выборах 2006 года люди уже будут понимать, точнее сравнивать, что лучше дешевые мобильные телефоны или в перспективе  рабочие места, развитие заводов на Востоке Украины. Это политэкономические интересы, это политическая экономия. Поскольку до сего времени у нас вместо политической экономии доминировали либо ценности, либо простые визуальные наблюдения (красивый не красивый; сидел не сидел, хороший или плохой политик),  сейчас есть шанс выбирать, сейчас есть пространство свободы и можно создавать креатив в политике и в политологии.

Ну и последний момент. Революция была аффектом возмушения, но не  проектом. Возможно были проекции внешние, но не внутренние. Люди вышли на улицу потому что были возмущены тем что происходит. И вот сейчас только наступает время когда в общество входит  проекция. В политике будут доминировать  не моральные, ценностные, популиские, региональные аффекты, а проекции на уровне массового сознания. И мне кажется это важно, когда анализируется Оранжевая революция.  

 

Вопросы

 

Читали ли вы книгу российского журналиста  Колесникова?

 

Не читал,  но прочту. Впрочем, я бы не сравнивал бы эти книги,  ведь это другой  жанр - журналиский. И плохо что в Украине часто журналисты становятся политологами, а некоторые политологи журналистами. Я за то что бы была грань, хотя  я искренне завидую журналистам они могут писать хорошо, хлестко, оперативно и т.д. Я все-таки вещах менее оперативен для меня важно ухватить концепт, то что лингвисты определяют как означаемое. Журналисты работают означающими словами, буквами, предложениями. Они работают на уровне синтаксиса, политолог должен работать на уровне симантики.

 

Наталья Бабанина «Российский медиацент»

 

У Вас была книга  «Мысль со скоростью политики»,  теперь « со скоростью революции», если продолжать смысловой ряд, то со скоростью «чего» будет следующая книга?

 

Возможно, «Мысль со скоростью выборов» (смеется), но сейчас меня интересует постсоветское пространство. Смысл революции на постсоветском пространстве - уходе квазидинастического принципа формирования и передачи власти. Это когда  власть передается либо номенклатурным «сыновьям» (иногда в буквальном смысле) в рамках династий   (от Ельцина к Путину; от Кучмы к Януковичу ).

На смену идет переход к демократической форме  легитимации власти, а это колосальная ответственность для элит. Одно дело в кабинете выдумать преемника,  другое дело - когда в процесс смены власти врывается общество, которое не желает ждать. Правда, многие политики в этой ситуации начинают играть в популизм, поэтому важно чтобы общество научилось выбирать в рамках демократичесой процедуры. Грубо говоря, майдан должен перейти из уличной архитектуры в институциональную. 

 

Особенность оранжевой революции заключается в том, что она завершилась вовремя, перейдя в эволюционное легитимное русло.  Был заключен конституционный пакт, нет зачистки элит и прочих вещей. Поэтому,  нет условий для возникновения контреволюции, которая возникает, когда революция не умеет остановиться.

Однако, нужно не забывать, что в  каждой революции есть свой термидор, бонапартисты, свои Сталин, Троцкий и т.д.

В Украине этого пока что нет, поскольку мы движимся в более легитимном русле. Кроме того, не только мы решаем, но и общий, глобальный контекст во многом решает то как происходит революция.

 

 

Юрий Романенко.  На заседании Украинского клуба вы говорили, что Оранжевая революция завершила 20 летний революционный цикл, который            на постсоветском пространстве начался с перестройкой.  Сегодня вы озвучили тезис о начале второго цикла, то есть, получается, что  мы будем жить от революции к революции?   Какая-то перманентно революционная ситуация у нас получается….

 

Совершенно верно то была революция связанная с распадом СССР и крушением коммунизма. И вот эти минимально легитимные режимы, которые пытались через квазидинастические модели пролонгировать свое существование сегодня уже не могут существовать без подобного рода событий как в Украине, Грузии, Киргизии. Поэтому перестроечный революционный цикл закончился.

Россия, может быть пережила раньше вот этот революционный всплеск  в Москве 1991 год. И сейчас эти отголоски распространяются по постсоветскому пространству и начинается  цикл демократизации политических режимов: смены элит и их конфигураций и т.д.

По этому поводу я думал. Возвращаемся мы в русские 90-е годы или мы все-таки уже за пределами длинных 90- х.

 

Александр Чаленко. Один из сокоординаторов движения «Украина без Кучмы» Чемерис говорил: - итог каждой революции это изменение политической, социальной системы в стране, а не приведение к власти Ющенко. Если Вы называете то, что произошло в октябре-декабре в городе Киеве революцией, то укажите на какие нибуть институциональные, экономические, политические,  изменения. Вот институциональные – мы знаем что правое крыло  «Нашей Украины» и «БЮТ» были категорическими противниками политической реформы на Украине, т.е европейских изменений; мы знаем что для Ющенко федерализация насущная  проблема для страны асоциируется с распадом и еще каким нибудь государственным преступлением.

И еще один вопрос, если бы    столица Украины находилась бы не в городе Киеве в декабре 2004года, а городе Донецке, Днепропетровске, Харькове, Одессе, Симферополе произошла бы «оранжевая революция»?

 

Первое, я не сказал, что революция закончилась, она продолжается, но в эволюционных формах. Не было бы выборов, революции были бы постоянными. Поскольку выборы 2006 года еще не состоялись, поэтому революция еще продолжается.

Второй момент - институциональная реформа. Если Украина перейдет к парламентско-президенской республики - это уже и есть революционное изменение в политической системе. Нужно сделать все, чтобы конституционные изменения подписанные 8 декабря были введены в действие.  

Идем дальше – в экономику.  Результатом оранжевой революции является постановка фундаментального вопроса  – Украина это индустриальная нация или постиндустриальная, тихая, как в Прибалтике.

В каком качестве мы идем в ЕС? Или как сильная, восточноевропейская нация ориентированная и на Восток или мы включаемся в Европейский союз в качестве хорошей, тихой, спокойной полупереферийной страны,  с соотвествующей структурой экономики.

Я считаю, что  у нас никогда не будут газоны как в Англии, потому что мы смотрим не под ноги, мы смотрим вверх - в космос, на ракеты.  Поэтому, из нас сложно сделать прибалтов, но это должен сказать  избиратель.

Согласитесь, Виктора Андреевича мы поддерживали не за то, что он собирается включить страну в НАТО, а по другим, моральным причинам.

 Ющенко не говорил о НАТО он не говорил о Евросоюзе во время кампании. И то, что он сейчас заговорил об этом, не спросив тех, кто поддерживал его -  плохой знак.  Но у нас есть шанс на выборах  2006 года, когда мы можем сказать, мы за ЕЭС или за ЕЭП. Давайте по серьезному говорить об этом не потому что там Россия, а потому, что какие стратегические выгоды получает Украина от участия в том или ином интеграционном блоке.  

 Ведь новая власть пытается внести изменения в основу нынешнего украинского государства, а оно строится на основе региональных, экономических, этнических факторах, есть клановые факторы.

Кучмовская Украина строилась прежде всего на базе промышленных регионов восточной Украины и роли Киева. Если мы берем модель индустриальной нации - надо  развивать черную металлургию, машиностроение, ориентироваться на рынки сбыта, а в Европе  не наш рынок.

Если же мы говорим что Украина это нация среднего мелкого класса, тогда пусть импортеры правят балом, набивают продуктом местный рынок и мы живем сыто, но без индустрии и каких то претензий на серьезную роль в регионе и мире.

Это вопрос серьезный потому, что та же административная реформа часто рассматривается, чтобы изменить региональную основу государства (нет региона нет проблемы). При Кучме Украина строилась всегда на следующих вещах : интелектуальная гегемония была у Западной Украины, но реальная власть всегда принадлежала к Востоку Украины.

 Поэтому, необходимо, чтобы сегодняшняя власть не обессмыслила европейский выбор. Когда новый МИД и Президент говорят о том, что мисия Украины - нести демократию и свободу на постсоветском пространстве, а потом Ющенко едет к Туркменбаши за газом возникает дисонанс.  Тогда либо мы не говорим о демократии, либо говорим о ней чуть тише, если  ищем сделки с диктаторским режимом. Это  Америка имеет право говорить в тираноборческом ключе, поскольку  газ и нефть она возмет где надо.  Американцы  носители «света» свободы и демократии в мире, однако,  если вы потребители газа у Туркменбаши, необходимо соизмерять идеалы и интересы внешней политики.

 

Конец первой части




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив