Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
17.09.2003, 16:00


Коалиционное поведение: украинский вариант


Коалиция — это брак, в котором ревность сильнее любви.

Жорж Лебьянк

Создание межпартийных коалиций и формирование политического консенсуса — важнейшая и одновременно привычная политическая практика. Однако в украинской политике коалиционное поведение — настолько редкая стратегическая позиция, что трудно говорить не только об опыте успешной коалиции, но и привести примеры таковых вообще. Последние коалиционные договоренности — проект политреформы АП-Симоненко (плюс-минус Мороз), договор центристской «шестерки» по кандидатуре на пост президента — иллюстрируют попытки коалиционных маневров, которые, тем не менее, не позволяют увидеть четкие очертания коалиций. Каковы же причины обреченности украинских коалиций? Почему у политических игроков отсутствуют стимулы к коалиционному поведению?

В политической науке ключевым положением в теории коалиций есть понятие «коалиционной ситуации». Подобная ситуация становится реальностью тогда, когда политические силы осознают, что для достижения поставленных целей им не хватает собственных ресурсов. В этом случае партии образуют коалиции с идеологически близкими партиями, сильные партнеры по коалиции стремятся доминировать в ней и в дальнейшем стараются подчинить себе менее влиятельных участников коалиции. Стремление к усилению политического влияния — не единственный стимул к строительству коалиции. Еще больший стимул оказывают внешнее влияние или внешняя угроза. Под внешним влиянием обычно принято считать институты государства и избирательную систему. В отечественном формате также важен фактор электорального «расписания», задающего формирование президентских коалиций еще на этапе парламентского цикла выборов (парламентские выборы по времени выступают стартом следующих позже президентских). Кажется, что определенные стимулы для коалиционного поведения есть, но их оказывается недостаточно, чтобы строить стабильные и долгоиграющие коалиции. И причины этого как раз заключаются в конституционном устройстве и избирательной системе, за разные модели которых сегодня идет жесткая конкурентная борьба в среде элит.

Можно выделить в политико- правовой системе, по крайней мере, три позиции, которые препятствуют коалиционному формату украинской политики: во- первых, косвенное и опосредованное участие парламента в формировании правительства, во-вторых, формирование в парламенте большинства на основе парламентских договоренностей, а не создание парламентских коалиций по результатам голосования на выборах, в-третьих, отсутствие стабильных правил игры из-за неустойчивости Конституции. Это препятствует их коалиционному поведению. Что касается избирательной системы, то «смешанная несвязанная» система не оправдала себя. Будучи призванной поощрять крупные партии или коалиции партий, в условиях слабости и сильной фрагментированности партийной системы (и при вмешательстве админресурса) она дает «несвязанный результат» перевода голосов избирателей в места в парламенте. Все это в совокупности перекрывает шлюзы для коалиционного взаимодействия.

Тем не менее последние два события — договоренности АП — Симоненко — Мороза и «шестерки» позволяют говорить о возникновении по крайней мере двух коалиционных ситуаций: политическая реформа и поиск единого провластного кандидата- преемника.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ РЕФОРМА

  Никто не спрашивает: «На какой вы стороне?»  —   а только: «На чьей?»

Януш Васильковский

Более показательным результатом, чем новый проект политреформы, можно считать само коалиционное поведение В.Медведчука, П.Симоненко и А. Мороза, севших за стол переговоров. Поскольку коалиционное поведение строится на том, что у участников не хватает своих ресурсов для реализации поставленных целей, оценим цели и ресурсы каждой из сторон. Цель у объединенных социал-демократов двоякая: закрепление в исполнительной вертикали власти (пост премьера/президента) и влиятельная позиция в парламентском поле (например, участник парламентской коалиции, а не младший брат в парламентском большинстве). Первая цель сложна для реализации, учитывая, что противостоят сильные соперники — премьер Янукович, усилия которого направлены на то, чтобы замкнуть центристскую коалицию «под преемника» на себя, и, естественно, кандидат рейтинга — В.Ющенко. Стратегия СДПУ(О) вполне логична: путем дробления центра усиления правительства создать более равновесные центры власти. По сути, это напоминает менеджерскую политику Кучмы — политически и персонально уравновешивать центры влияния в исполнительной власти. Очевидно, что для осуществления таких суперцелей собственных ресурсов эсдеков недостаточно. Приглашение в коалицию левых можно объяснить следующими причинами: у левых есть определенная партийная и электоральная база, левые имеют социально ориентированный программный продукт, у левых есть подходящие объекты для критики — правые силы. Но главный резон в том, что с помощью построения идейного, партийного, программного левого центра есть шансы создать силу политического противодействия правому центру — национал- демократам во главе с Ющенко. Это определенный вызов центристским силам, которые не в состоянии выдвинуть единого, а главное, конкурентоспособного кандидата для спарринга с Ющенко. Но реализация принципиально новой схемы «левый центр — правый центр» — это и риск нивелирования политического центра как такового.

Насколько приемлема подобная формула для партий левой «партийной семьи» — прежде всего КПУ и СПУ? В целом подобная формула политической конкуренции позитивна для этих партий своей классичностью: левые — правые, но есть ли у левых возможности и ресурсы быть вписанным в эту классическую формулу? Во-первых, уже со стороны лидера СПУ А.Мороза звучат претензии об идеологической «нечистоте» эсдеков, программные установки которых более либеральны, что идет в разрез с идеями левой партийной семьи. Это достаточно весомый аргумент, так как гипотетически левая коалиция может быть выстроена на фундаменте идейной близости. Во-вторых, принципиально важный вопрос — коалицию строят равные партнеры или коалиция договаривается о лидере? Очевидно, что лидерские амбиции участников коалиции слишком велики, чтобы быть равными или тем более сочетаемыми. Кроме того, наличие нескольких проектов конституционных изменений и возможность появления новых будет удерживать левых игроков от принятия окончательного решения в пользу коалиции. В- третьих, нельзя игнорировать факт негативных элементов имиджа, которые сложились у левых партий и эсдеков. Смогут ли они найти прозрачные и доступные для избирателей, СМИ и публичной сферы в целом, аргументы, объясняющие пересмотр собственных позиций и принципов?

Спрогнозировать будущее лево-центристской коалиции трудно, поскольку шаткость данной коалиции будут подпитывать как центристы, так и «правые» партнеры по оппозиции — Ющенко и Тимошенко.

ЕДИНЫЙ КАНДИДАТ

Компромисс всегда обходится дороже, чем любая из альтернатив .

  «Закон Джухэни»

Центристская «шестерка» партий — НДП, ПР, ТУ, АПУ, УСПП, СДПУ(О) — задекларировала общие позиции по политреформе и необходимости единого консолидированного кандидата, — только коалиция по-прежнему остается виртуальной. Казалось бы, центристы осознают необходимость консолидации своих ресурсов для достижения поставленной цели. Центристские партии, созданные в основном за счет административного и корпоративного ресурсов (некоторое исключение из списка «шести» составляют НДП и СДПУ(О)), не смогли аккумулировать ресурсы политического значения — лидер, идейно-программный продукт, организация. Центристские лидеры становились таковыми благодаря тому, что занимали значимый пост в исполнительной вертикали, в результате их роль приобретала черты лидера-патрона, но не лидера-вожака. В результате во главе центристов стоят фигуры с весом и влиянием, но с отсутствием популярности. Поиск идейно-программной подоплеки для центристской партийной семьи уже на протяжении трех парламентских циклов выборов терпит фиаско. Либеральная ниша, которую пытались занять, начиная с 1994 года, сначала «Межрегиональный блок реформ», а в 2002 — «Команда озимого поколения», остается не освоенной по причине электоральной «неуживчивости» либеральной идеи на отечественной почве. В итоге политическая позиция центристов складывается вокруг поддержки курса реформ и позиции главы исполнительной власти — президента.

Очевидно, что фрагментация центристов ставит заслон каким- либо договоренностям и выдвижению консолидированного кандидата. Но большим риском для центристов может стать политреформа в формате парламентской республики, поскольку условия подобного политического режима не поощряют партии корпоративного плана. Центристы адекватно отреагировали, предложив третий вариант проекта политической реформы.

РЕЙТИНГ

В борьбе за правое дело иногда проигрывает дело, иногда правота .

  Лешек Кумор

Созданная накануне парламентских выборов коалиция «Наша Украина» своим долгожительством обязана исключительно появлению рейтингового лидера в лице В.Ющенко. Благодаря фигуре лидера «НУ» стала возможна и относительная консолидация национал- демократических, правых и части националистических сил. Действительно, раздробленный партийный конгломерат консервативных по своей идейной сути партий после поражений на выборах 1994 и 1998 гг. оказался перед проблемой выживания. Положительным можно считать то, что сплочение вокруг рейтинга Ющенко уберегло правые и националистические партии от экстремизма. Можно сказать, что историческая и ментальная тяга национал-демократов к лидеру-гетману (воплощением этой роли и стал Ющенко), сыграла определенную роль в создании национал-демократической коалиции.

Главным минусом Ющенко и упреком всей коалиции стало отсутствие четкой позиции у лидера и программы у блока. Попытки Ющенко определиться в политическом расколе пропрезиденсткий/оппозиционный в пользу последнего оказались неудачными, так как по идейному критерию оппозиционная позиция в украинских реалиях все-таки левая (отсюда контакты с КПУ и СПУ), а по организационному — скорее протестно-уличная, нежели парламентская. Последние попытки договоренностей в рамках тройки СПУ — НУ — БЮТ — это возможный прототип коалиции четко «под выборы». Подобная минимально выигрышная коалиция может быть спланирована по двум сценариям. В одном сценарии на первый тур выборов достигается соглашение об участии в кампании «тремя колоннами», а на второй — оказывается поддержка Ющенко. В другом сценарии Ющенко может быть поддержан партнерами по коалиции уже в первом туре. Вероятность реализации этих сценариев зависит от того, какие коалиции возможны в противовес — будет ли единый кандидат от центристской группы и какие предвыборные конфигурации можно ожидать от КПУ и СДПУ(О).

"День", №164, 17.09.2003




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив