Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
23.08.2013, 12:11


Вадим КАРАСЕВ: государство с «траекторией краба»


«Если смотреть в будущее, глядя из сегодняшнего дня — накануне 22-й годовщины независимости, то неважно, о каком временном отрезке говорим, — стал прогнозировать директор Института глобальных стратегий Вадим КАРАСЕВ. — О том, что будет через 5 лет, через 10, либо заглянем дальше...»

Эта преамбула меня немного насторожила. Зная способность г-на Карасева к философским монологам, приготовилась к тому, что он начнет «смотреть» в будущее, «отойдя» в прошлое, — с момента, когда Земля была еще тепленькой.

Цикл в 20 лет

«Мы должны помнить о 20-летних циклах постреволюционной истории любого государства, не только Украины, — продолжил Вадим Карасев, — но и обращаться к опыту переломных революционных событий, которые прошли многие страны Европы — как та же Франция, или Россия начала ХХ столетия. Или Украина и Российская Федерация конца 80-х—начала 90-х годов.

20, пусть приблизительно, «с хвостиком», лет — это всегда рубежные вехи и даты. Потому что заканчивается этап постреволюционных изменений, перемен эволюционных. Уходит господство революционных поколений на политической авансцене.

И наступают новые времена с новыми персонажами, новым сюжетом, новым политическим поколением, поколением государственных лидеров, которые и начинают определять будущее.

В данном случае для Украины это совпадает еще не только с вот этим периодом завершения большого постимперского, постреволюционного развода с бывшими республиками СССР, формированием основ независимой государственности. Но и с тем, что будут сходить со сцены поколения, которые пришли в политику в начале 90-х годов. Они фактически ее определяли в течение 20 лет.

Это будет и у нас связано с выходом на авансцену новых лидеров, которые формировались буквально в начале 2000-х годов. То есть уже новые тренды и новые тенденции будут определять развитие Украины на десятилетие вперед».

Кое-что об инерции

«Инерция 20-летнего периода украинской независимости совпала с инерцией периода постхолодной войны, когда победители, прежде всего страны Запада, фактически были бенефициарами этого периода — и экономически, и геополитически, и социально.

Так что первое и второе десятилетия третьего тысячелетия (именно это мы анализируем сегодня) как раз и характеризуются тотальными сменами вех, рубежей, эпох, тенденций и персонажей, которые стоят у истоков современной политики.

Что касается Украины, то, очевидно, мы подходим к рубежу, когда нужно будет зафиксировать, по крайней мере хотя бы декларативно, развод с СССР. И окончательно бросить якорь в том или ином геополитическом и хозяйственном мировом центре.

Подписание соглашения об ассоциации с Европейским Союзом и об углубленной зоне свободной торговли как раз и будет свидетельствовать об окончательном разводе с советским и, возможно, с постсоветским прошлым, а также приобретением Украиной статуса проевропейской страны.

Ассоциация с Европейским Союзом не означает членство в ЕС. И не означает бонусы, которые приобретали в свое время страны, ставшие полноценными членами и Североатлантического альянса, и Евросоюза. Тем не менее на символическом уровне, а также частично на геополитическом это будет означать, что геополитический и государственный якорь Украины брошен в ЕС на так называемом совокупном Западе. Это во-первых.

А во-вторых, это будет означать, что Украина входит в общеполитическое пространство Европейского Союза с преимущественной ориентацией на западные рынки — не только сбыта, но и капитала.

Таким образом, ближайшее будущее Украины в случае подписания соглашения с Европейским Союзом — это постепенное, плавное, неоднозначное движение в стиле по названию романа Гюнтера Грасса «Траектория краба». Вот «траекторией краба» Украина и будет двигаться в сторону ЕС и совокупного Запада».

С «ордынскими» особенностями

«Разумеется, появится соблазн интерпретировать это движение сразу только в сторону Евросоюза — как разрыв с нынешней Российской Федерацией и отказ от так называемого восточного или евразийского выбора, подальше от Москвы.

Скорее всего, такая интерпретация преждевременна, поскольку движение будет «от СССР и его обломков», которыми в течение предыдущих 20 лет являлись и являются Украина, Российская Федерация и другие страны т. н. постсоветского пространства.

Несмотря на формальные статусы суверенитета, независимости и закладки в течение 20 лет основ государственности, тем не менее пока это больше обломки геополитической галактики под названием СССР, нежели какие-то уже новые, вполне сформировавшиеся государственные образования со своей устоявшейся национальной идентичностью, со своим четким экономическим вектором, геополитическими намерениями и обязательствами.

Поэтому будущее Украины — не в выборе между ЕС и ТС (Таможенным союзом), не выбор между Брюсселем и, допустим, Вашингтоном и Москвой... Пока это просто прагматика Украины: подобного рода дилемма (ТС или ЕС?) могла бы быть реальной в случае, если бы сама Российская Федерация и ее союзники представляли собой мощный центр хозяйственного развития в современном мире. Ну, хотя бы такой, как Китай, или хотя бы такой, как страны Юго-Восточной Азии, к примеру, тот же Вьетнам.

Проблема в том, что сама Россия, как в целом и Таможенный союз, не дотягивают до такого статуса, чтобы наравне претендовать на то, на что претендует Европейский Союз в отношении Украины.

Так что нашему государству следует выбирать не между Россией и Европой. Проблема в том, что приходится выбирать между Китаем, а также азиатским путем экономической модернизации и европейским путем модернизации, т.е. европеизации.

Потому что сегодня, несмотря, скажем, на военную мощь и военный статус Российской Федерации (а это военное наследство, оставшееся от Советского Союза нельзя недооценивать), тем не менее в хозяйственном отношении, модернизационно-экономическом, для Украины выбор достаточно простой, можно даже сказать, примитивный: либо Китай, либо Европа.

Понятно, что в данном случае Европа выглядит более современной, привлекательной, тем более что Украина является европейской страной, хоть и с византийско-ордынскими особенностями, которые тянутся еще со времен Российской империи».

Успеть вмонтироваться

«В целом же, если говорить о будущем не только Украины, но и всего мира, там будут происходить серьезные изменения. Прежде всего хозяйственные, экономические. Уже сейчас формируется новый инновационно-технологический уклад, происходит перекомпоновка, создание новой структуры мировых и европейских рынков. Уходит конкурентоспособность одних отраслей и секторов, вырастает и нарастает спрос на конкурентоспособность других.

В общем, через 3—5 лет мы не узнаем мир, он будет иным, прежде всего по своей хозяйственно-финансовой композиции. И здесь главное — не терять времени.

Нужно успеть вмонтироваться в эти новые хозяйственно-финансовые тенденции, вовремя получить выгоды. Сходит на нет конкурентоспособность горно-металлургического комплекса Украины, который достался нашей стране от Советского Союза и который давал нам преимущества на протяжении последних 15 лет. Благодаря этому страна получала достаточно высокие экспортные доходы. Под них печатала национальную валюту. А национальная валюта растекалась по разного рода секторам услуг, насыщала аппетиты украинских граждан, которые истосковались еще в Советском Союзе по нормальному потребительскому образу жизни в условиях тотального товарного дефицита.

Но сегодня этому условному потребительскому раю 20-летия, по крайней мере 10—15 лет, приходит конец. Потому что спрос на мировых рынках на украинский металл становится намного меньше. Вообще в мире спрос на металл падает.

Так вот, после 20-летнего хозяйственно-экономического спокойствия, надежд и оптимизма на всем постсоветском пространстве происходит достаточно серьезное отрезвление. Экономики постсоветских государств вступают в фазу рецессии.

Еще один сектор экономики, который действительно наше государство может вывести в лидеры и уже фактически выводит в таковые «по мозгам», — IT-сектор. Хотя сейчас наша страна в этом секторе скорее напоминает сырьевые модели, когда украинские мозги скупаются крупнейшими западными IT-компаниями. И там формируются рабочие места, а не у нас.

То есть Украина и сейчас, и, вероятно, в ближайшие годы будет поставщиком мозгового, точнее — интеллектуального сырья в виде хороших математиков, хакеров и компьютерщиков.

Но если в ближайшем будущем страна переориентируется, то есть начнет развивать у себя эти два сектора экономики, то через 10—15 лет вполне сможет вписаться в новые хозяйственно-мировые конфигурации.

2000, 21.08.2013




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив