Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
30.05.2005, 12:48


Труба нас не зовет


С началом функционирования трубопровода Баку–Джейхан открыт южный путь транспортировки каспийской нефть — прямиком в Средиземноморье, минуя черноморские порты. Это уменьшает вероятность прокачки каспийской нефти по украинскому маршруту Одесса–Броды


На минувшей неделе в торжественной обстановке был введен в эксплуатацию нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан (БТД), предназначенный для экспорта каспийской нефти на европейские рынки по так называемому "южному маршруту" - по территории Азербайджана, Грузии и Турции, в обход России. Начало экспорта из турецкого средиземноморского порта Джейхан намечено на октябрь 2005 года, пока же трубопровод заполняется технологической нефтью.

По этому случаю в Баку по приглашению главы Азербайджана Ильхама Алиева прибыли президенты государств - участников проекта Михаил Саакашвили и Ахмед Неджет Сезер, а также президент Казахстана Нурсултан Назарбаев в качестве представителя потенциального участника. В торжествах участвовали также представители всех задействованных в проекте компаний и делегации из почти 30 государств. Группу компаний BP (являющуюся оператором проекта) на церемонии представлял ее президент Джон Браун, а делегацию США - главного международного лоббиста БТД - возглавил министр энергетики Сэмуэль Бодман. Комментируя начало заполнения трубопровода нефтью, последний заявил, что Вашингтон удовлетворен перспективами нефтяной магистрали. "Трубопровод поможет устранить существующую на мировом рынке нефти напряженность, - сказал Сэмуэль Бодман. - Он откроет для государств региона новые экономические возможности, повысит их энергетическую независимость. В Каспийском бассейне у США очень серьезные интересы, и эти интересы будут оставаться здесь еще длительное время".

Создание нового нефтепровода протяженностью около 2 тыс. км и мощностью 50 млн тонн (что сопоставимо с крупнейшими проектами советских времен) расценивается как важное достижение закавказских республик и геополитическая победа США, а Россия и Украина вроде как теряют потенциальные колоссальные доходы от транзита каспийской нефти. Насколько обоснованы такие оценки?

В обход славян

Выбор маршрута нового трубопровода во многом предопределили политические факторы. Тогда серьезным "подспорьем" для выбора именно "южного" направления послужила нестабильность в Чечне, осложнявшая транзит нефти в Новороссийск, а также действия Турции, затруднявшей проход российских танкеров через свои проливы. Свою лепту внесли и российские чиновники: строительство частных трубопроводов в РФ было запрещено, страна столкнулась с дефицитом экспортных мощностей, что снизило привлекательность "северных" маршрутов - по территории России.

Более дешевая и качественная каспийская нефть будет теснить российскую на европейском рынке. Это еще раз подчеркивает тактическую слабость России на мировом рынке нефти, даже несмотря на то, что она недавно вышла на первое в мире место по добыче и второе место - по экспорту нефти. Глобальной нефтяной державой Россия так и не стала. Те проекты, которые были призваны открыть российской нефти новые рынки - США и Азию, появились примерно тогда же, когда и Баку-Джейхан. Но каспийский проект сегодня стал реальностью, а нефтепроводы на Мурманск и к Тихому океану так и остаются на бумаге.

А вот экономическая эффективность проекта Баку-Джейхан была под вопросом на всех этапах его реализации. Затянулась стадия поиска инвесторов, в начале строительства из проекта вышли итальянский банк Intesa и российский "ЛУКойл". Трасса трубопровода прошла по уникальному Боржомскому ущелью, отчего строительство грузинского участка приостанавливалось для проведения экологической экспертизы. Выросла и стоимость трубопровода - с 2,4 млрд до 4 млрд долларов. В результате цена прокачки оказалась весьма высокой (особенно - для сторонних инвесторов) - в разы выше тарифов на экспортных российских направлениях (см. таблицу 1). Высокие тарифы в конце прошлого года отпугнули от использования трубопровода компанию Exxon-Mobil - она предпочла перевозить свою нефть по железной дороге.

Инициаторы строительства БТД столкнулись и с другой, не менее серьезной проблемой. Трубопровод создавался из расчета не на реальные, а на планируемые объемы добычи нефти (главным образом - на азербайджанском шельфе). Увеличение же объемов добычи оказалось не столь значительным, чтобы загрузить трубопровод на полную мощность: в последние годы добыча нефти в Азербайджане увеличивалась куда медленнее, чем в России и Казахстане, и к настоящему времени лишь ненамного превысила показатели двадцатилетней давности. Так что с учетом внутреннего потребления Азербайджан сейчас может поставить на экспорт не более 10-11 млн тонн нефти в год. В будущем экспортный потенциал страны вырастет (хотя полностью загрузить трубу в одиночку Азербайджан все равно не сможет), но сейчас для достижения рентабельности проекта его основным участникам жизненно необходимо привлечение сторонних поставщиков.

КТК побеждает

Тут самое время вспомнить о "северных" маршрутах транзита каспийской нефти, проходящих по территории России и направляющих нефть в черноморский регион. Один из них - Баку - Новороссийск, использовавшийся до последнего времени для транзита азербайджанской нефти, теперь наверняка зачахнет. Правда, этот маршрут не приносил заметных доходов, он был необходим скорее как свидетельство взаимной дружбы и больших (уже не сбывшихся) планов на будущее. Мощности трубопровода невелики: по нему можно прокачать лишь 5 млн тонн нефти в год. К тому же, как сообщил "Эксперту" президент "Транснефти" Семен Вайншток, в договорах на прокачку были четко прописаны обязательства лишь российской стороны, поэтому трубопровод постоянно недогружался - из Азербайджана поступало максимум до 2,5 млн тонн нефти в год, приходилось регулярно компенсировать несанкционированный отбор нефти на территории Чечни и латать трубопровод, который там регулярно взрывали. В итоге пришлось потратиться еще и на строительство участка в обход нестабильной республики.

А вот с другим "северным" маршрутом - нефтепроводом Каспийского трубопроводного консорциума (КТК) - все сложилось качественно иначе. С момента пуска прокачка нефти по нему постоянно росла (см. график 1), а его мощности повышались. Этот трубопровод принадлежит не только России, ведь он начинается на территории Казахстана, и, кроме правительств этих двух стран, его собственниками являются зарубежные и российские компании (в основном - добывающие нефть в Казахстане). А ведь именно казахские нефтяники - главная надежда акционеров проекта Баку-Джейхан: добыча нефти в Казахстане стремительно растет и уже превысила 55 млн тонн в год, да и экспортный потенциал страны в четыре раза выше азербайджанского.

Прокачка по КТК постоянно увеличивается, а последние полгода он работает со значительным превышением установленной мощности. Наконец, к 2008 году акционеры консорциума собираются более чем вдвое увеличить его пропускную способность, тогда и по этому показателю КТК превзойдет своего южного конкурента. Выгоды это сулит немалые: ежегодные транзитные платежи за использование трубопровода возрастут до 1,8 млрд долларов в год. В этой связи любопытно отметить заявление, сделанное недавно представителями Chevron (активно участвующего в нефтедобыче на территории Казахстана). Они заявили, что основным для них останется "северный" маршрут. Как пояснили "Эксперту" в Chevron, их крупнейшее в регионе месторождение - Тенгизское - напрямую подсоединено к КТК, поэтому использование этого трубопровода наиболее экономически эффективно, а иными маршрутами будут экспортироваться те объемы, которые из-за опережающего роста добычи не удастся перекачать через российско-казахстанский трубопровод.

Показательно, что в последнее время акционеры нефтепровода Баку-Джейхан стали активно зазывать российские компании, для чего предлагали организовать реверсные прокачки нефти уже из Новороссийска в Баку. Некоторую заинтересованность в подобном варианте проявила было ТНК-BP, но и здесь новый маршрут подстерегала неудача. Как говорит Семен Вайншток, в реверсном режиме трубопровод Новороссийск-Баку использоваться не будет: в ближайшие годы это невозможно по техническим причинам, к тому же для России приоритетными являются другие направления экспорта. В том же ключе высказывался ранее и глава Минпромэнерго России Виктор Христенко.

Казахстанская "золотая акция"

Чтобы привлечь в проект Баку-Джейхан казахских нефтяников, Азербайджан, Грузия, Турция и США предпринимали в последнее время значительные усилия. Приезд президента Казахстана Нурсултана Назарбаева в Баку был воспринят как добрый знак. Еще более обнадеживающей была речь казахского лидера, заявившего, что в название нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан следует уже добавлять и "Актау". В ходе визита в Баку и переговоров с Ильхамом Алиевым он подписал шесть межгосударственных документов, главным среди которых стал договор о стратегическом партнерстве между Казахстаном и Азербайджаном.

Однако среди подписанных соглашений не оказалось документального подтверждения присоединения Казахстана к БТД. Более того, Назарбаев, заверив в присоединении своей страны к проекту, не преминул уточнить, что джейханское направление станет для Казахстана лишь одним из экспортных нефтяных путей, но ни в коем случае не основным. "Астана придерживается многовекторного варианта доставки собственных углеводородов на мировые рынки, - заявил лидер Казахстана. - И не потому, что это наша железобетонная позиция, а просто потому, что в 2010 году мы будем добывать 100 миллионов, а к 2015 году - около 150 миллионов тонн нефти. При внутренней потребности нашей экономики около 30 миллионов тонн ни БТД, ни северокаспийский нефтепровод не смогут обеспечить полную транспортировку нашей нефти за рубеж. Поэтому в декабре мы заканчиваем прокладку тысячекилометрового нефтепровода в Китай (осталось построить участок в 700 километров), чтобы соединить Каспий с Западным Китаем. Я считаю, что в будущем возможен и иранский вариант с выходом на Персидский залив. Мы работаем с Россией через Атырау - Самара с выходом на Балтику". При этом он однозначно дал понять, что Казахстан, являясь самой богатой в Каспийском регионе нефтедобывающей страной, не собирается устраивать тарифную конкуренцию между Россией и Азербайджаном, а скорее сам склонен определять и диктовать эту самую политику. И на это Астана имеет полное право: по мнению экспертов, без казахстанской нефти БТД останется дорогостоящей, тешащей самолюбие штуковиной.

По словам Назарбаева, подписание межправительственного соглашения с Азербайджаном о транспортировке казахстанской нефти по трубопроводу БТД может состояться до сентября 2005 года, но будет зависеть от того, каких тарифной и пропускной политики удастся добиться от россиян.

В сравнительно небольших объемах (несколько миллионов тонн) казахстанская нефть уже давно поступает в Баку, но для заполнения открывшейся трубы нужны объемы в десятки миллионов тонн. А вот это маловероятно. В силу технических ограничений сейчас из казахстанского Актау по Каспию можно перевезти не более 10 млн тонн нефти. Даже если весь этот объем пойдет в трубопровод Баку-Джейхан, тот окажется загружен менее чем на 40%. А для увеличения мощности водного маршрута, по словам президента Государственной нефтяной компании Азербайджанской республики Натика Алиева, понадобится не менее 3 млрд долларов.

Главное же - через КТК экспортировать казахстанскую нефть в большинстве случаев оказывается заметно дешевле, чем через Баку-Джейхан. Ведь при использовании КТК исчезает необходимость везти нефть по железной дороге до Актау, перегружать и разгружать в портах и транспортировать по Каспию (см. таблицу 2).

Сравнительно небольшое количество нефти из близлежащих к Актау месторождений (попросту из соображений безопасности) казахс- кие производители по-прежнему будут поставлять в Азербайджан, но, если политика не перевесит экономику, основным направлением экспорта на Запад казахстанской нефти (да и всей каспийской в целом) по-прежнему останется именно "северный" маршрут, точнее - российско-казахстанский КТК. Подобный выбор логичен - добывающие компании и правительство Казахстана являются акционерами КТК, в проекте же Баку-Джейхан у них никакого долевого участия нет.

Геополитический фактор

Согласно бизнес-плану, каждая из стран-участниц получит конкретные выгоды в виде дивидендов от эксплуатации нефтепровода, а также льготный тариф на прокачку нефти. Так, Грузия будет получать в виде дивидендов около 62,5 миллиона долларов ежегодно, что весьма немало для этой бедной закавказской страны.

Большие перспективы открывает реализация проекта БТД и для Турции. Президент Ахмед Неджет Сезер заявил, что со временем терминал в Джейхане станет крупнейшим энергоэкспортным и торговым центром региона. К тому же трубопровод уменьшит объемы перевозки опасных грузов через турецкие проливы.

Совершенно иные настроения в Армении, оставшейся по известным причинам вне проектов по транспортировке каспийских энергоносителей на мировые рынки. Премьер-министр Андраник Маркарян, комментируя событие, заявил, что ввод в эксплуатацию нефтепровода создаст существенный социально-экономический дисбаланс между государствами региона. Во избежание этого армянский премьер предложил всерьез заняться рассмотрением реализации проекта по строительству газопровода Иран - Армения - Грузия с дальнейшим выходом на Россию и Европу.

Может показаться парадоксальным, но завершение строительства БТД поставило Баку перед серьезной проблемой. Речь идет о военном присутствии США на территории Азербайджана. Вашингтон оказывает давление на Баку едва ли не в открытую. США настаивают на необходимости охраны дорогостоящего трубопровода собственными силами. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что наряду с этим Вашингтон преследует и другую цель - создать надежный плацдарм на случай спецоперации против Ирана, включенного Вашингтоном в "ось зла". Понимают это и в Баку, недавно подписавшем с Тегераном договор о непредоставлении территорий для третьих сил, планирующих силовые акции против участников соглашения.

Как отмечают аналитики, именно по причине щекотливости этого вопроса министру обороны США Доналду Рамсфелду так и не удалось встретиться в Баку с Ильхамом Алиевым. Желание азербайджанской стороны выиграть время в вопросе размещения американских подразделений на своей территории понятно - их появление совсем не обрадует Россию, и ее влияние в конфликтном Нагорном Карабахе существенно усилится. А это совершенно не устраивает Баку, который добился некоторых подвижек по карабахскому конфликту - Армения (не без подачи Москвы и Минской группы ОБСЕ) пошла на определенный компромисс по выводу войск из некоторых районов. Но рано или поздно Ильхаму Алиеву все-таки придется определяться (читай, соглашаться) в вопросе размещения в Азербайджане американских (натовских) подразделений.

Северный путь выгоден Украине

Украину на церемонии открытия БТД представлял руководитель Национальной акционерной компании "Нефтегаз Украины" Алексей Ивченко. Интерес нашей страны к каспийским ресурсам вполне объясним. Украинские чиновники в последнее время неоднократно заявляли, что необходимо снизить долю России в импорте энергоресурсов. Аналогичные планы и у многих других стран Восточной Европы и СНГ, тем более что их политические цели совпадают с директивами Евросоюза, предписывающими ограничить долю крупнейшего поставщика энергоносителя 25 процентами.

Вместе с тем совершенно понятно, что выход на полную мощность БТД отводит каспийские ресурсы от черноморского региона и, соответственно, снижает шансы на заполнение того же многострадального нефтепровода Одесса - Броды каспийской нефтью. В силу этого естественный интерес Украины лежит в области поддержки северного пути - на Новороссийск, откуда нефть может идти в Европу не только через босфорские проливы, но и через украинскую систему нефтепроводов. Но для этого необходимо добиваться заключения долгосрочных контрактов на поставку нефти на территорию Украины из портов Новороссийск (Россия) и Супса (Грузия), а также - активно лоббировать (в том числе искать средства) достройку нефтепровода Одесса -Броды до Плоцка, где расположен крупный нефтеперерабатывающий завод (а в перспективе - и до балтийского порта Гданьск). Нуждающиеся в диверсификации энергоисточников страны региона заинтересованы в таком развитии событий.

Но есть определенная выгода и от самого факта запуска БТД. Как отмечает директор Центра энергетических исследований Константин Бородин, работа этого нефтепровода расширит возможности транспортировки российской нефти с украинской территории и их экспорт по морю. Пробок и заторов в Босфоре, из-за которых страдали каспийские компании и российские производители, будет меньше. В связи с этим можно ожидать незначительную переориентацию российской нефти с Балтики на Черное море и, соответственно, увеличение нагрузки украинской транспортной системы в направлении порта Одесса, которое в последние годы снижалось (в том числе - из-за проблем в Босфоре). Это весьма полезно, если учесть, что транзитные возможности Украины сегодня используются менее чем наполовину.

Иван Рубанов, Юрий Симонян, Андрей Блинов, Эксперт № 20, 29 мая 2005 года




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив