Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
02.07.2005, 11:05


Фабрики власти


В государстве следует четко различать

арифметическое большинство и

большинство политическое
Антуан де Ривароль

 

Специфичность парламентских выборов 2006 года будет обусловлена, прежде всего, тем, что их следует рассматривать как завершающий этап длинного избирательного цикла, пройденного Украиной. Этот цикл начался в 2002 году, когда стал формироваться на основе нескольких блоков и партий («Наша Украина», БЮТ, СПУ) оппозиционный режим, направленный против политического курса экс-президента Л. Кучмы. Пиком политической борьбы стало затяжное выборное противостояние 2004 года, вылившееся в «оранжевую революцию» и преломившее ход борьбы в пользу оппозиционных элит. Однако цикл нельзя считать завершившимся, поскольку новая власть не закрепилась на еще одной важной институциональной площадке — в парламенте. Если сторонникам Ющенко удастся «взять» и этот плацдарм, то можно будет считать завершившейся смену политического режима в Украине, которая включала в себя предреволюционный, революционный и постреволюционный этапы.

ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ ЦИКЛ 2002—2004—2006: ВЕХИ

По сути, подобная логика электорального цикла и есть мотивообразующим фактором для оформления повестки дня выборов, которая складывается в период избирательных кампаний. Но более значимым фактором можно считать модели конкуренции на выборах, которые могут определить политическое развитие на несколько лет вперед. Первый этап избирательного цикла — парламентские выборы-2002 — имел важные особенности. В политической науке принято считать, что определяющим фактором для возникновения того или иного формата электорального соревнования является институциональная среда, которая складывается к моменту выборов. В 2002 году таким институциональным фактором можно считать второй и последний срок президентства Л.Кучмы, исходя из которого свои стратегии выстраивали круги «партии власти». Другими словами, определяющим фактором электорального соревнования можно считать тогда еще латентное стремление власти «выпестовать» преемника из конгломерата конкурирующих между собой околовластных партий и групп элит. А парламентские выборы с присущей парламентской кампании полицентричностью, участием нескольких как провластных, так и оппозиционных политических сил явились необходимым тендером в среде элит на перспективу 2004 г. После выборов определенность с лидером была полностью снята в оппозиционном лагере: уже никто не ставил под сомнение лидерство В.Ющенко, прежде всего его соратники по оппозиции — Ю.Тимошенко и А.Мороз. А вот в провластном лагере электоральный тендер не рассматривали серьезно и принятие решения складывалось под воздействием множества политико-конъюнктурных факторов.

Второй этап избирательного цикла — президентские выборы 2004 года — был его пиком. Кроме того, он был тем редким примером биполярного политического соревнования, которое не является типичным случаем для постсоветских выборов, проходящих обычно под влиянием одного доминирующего политического актора. Суть биполярности в том, что борьба разворачивается между двумя соперниками, у которых недостаточно ресурсов для монополизации информационного поля и вытеснения противника на периферию, но в то же время достаточно — для консолидации значимых для них сегментов электората и поддержания дуалистической конкуренции. Что же явилось определяющим в возникновении подобного атипичного случая, с которым столкнулась Украина? Нет необходимости останавливаться на тех геополитических «тисках», в которых оказалась зажатой Украина перед выборами-2004, и других ситуационных факторах, — все же стоит поискать причины внутри Украины и в институциональной среде. Известная формула демократии гласит, что биполярность вырастает в благоприятных условиях — при неопределенности электорального исхода и определенности правил игры. Что касается второго, то двухтуровость президентских выборов сильно поляризует электоральное соревнование, а также влияет на то, как голосуют избиратели. Электорат в этом случае склонен голосовать не по предпочтениям, а стратегически, другими словами, чтобы не выиграл нежелаемый кандидат. Очевидно, что поляризация осенью 2004 еще более обострилась, когда уже в процессе голосования были изменены правила игры — введен третий тур. Однако третий тур по-разному расставил акценты для избирателя и элит: для избирателей еще один тур повысил уровень состязательности и цену победы, а для элит наоборот — работал на понижение накала и снижение цены, что вылилось в пакетные договоренности с включением в них вопроса о политреформе.

Констатация новейшего исторического периода как времени смены политического режима в стране, тем более в революционных терминах, требует более детального понимания того, почему возникла потребность в ломке старого курса. Кроме уже очевидных, вызревших в обществе гражданских, социальных, либеральных потребностей, приведших в итоге к многомиллионному Майдану, можно указать и на «взросление» политических институтов в государственной системе. Во-первых, постепенно происходило оформление партийной системы, чему способствовало закрепление за несколькими партиями парламентского статуса (сегодня самыми известными для избирателя партиями являются в первую очередь парламентские). Во-вторых — институционализация самого парламента, то есть становление Верховной Рады как органа автономного, иерархического и сплоченного внутренней корпоративностью. В-третьих, происходила эволюция избирательной системы (мажоритарная — смешанная — пропорциональная) как развитие и становление правил игры на электоральном рынке. В-четвертых, вызревала реформа политического режима от президентско-парламентского к парламентско-президентскому, а далее, возможно, и к чисто парламентскому. Перечень можно продолжить, но суть в том, что со взрослением институтов не происходило параллельно и обновление элит. Лозунг раннего периода кучмизма «або ми, або невизначеність» в итоге обернулся против самих «старорежимных» элит. По сути, старые административные элиты, не воспроизведя себя в новом или обновленном качестве, стали превращаться в закрытый элитный клуб, который в итоге не смог дать преемника, способного стать общенациональным лидером обновленной элиты. В результате страна в начале последнего электорального цикла оказалась в «невизначеності», которая на самом деле перешла «в руки» противников режима, ставших новой элитой.

ОГЛЯДЫВАЯСЬ НАЗАД

Проблемой избирательного цикла 2002—2004—2006 является вопрос формирования поствыборного большинства, стремление к образованию которого прослеживается субъективно у сил, занимающих доминирующую позицию. В 2002 году два доминирующих игрока — блоки «Наша Украина» и «За единую Украину» — как призеры избирательной кампании пытались возглавить большинство. Одна из причин — дефекты смешанной избирательной системы (отсутствие связки между результатами по мажоритарной и пропорциональной подсистемами), которые не дали какой-либо одной политической силе собрать столько мандатов, сколько ей было бы необходимо для того, чтобы возглавить большинство. В подобной ситуации, когда нельзя опереться на результаты выборов, большинство складывается под влиянием политико-конъюнктурных факторов. Данный феномен в политологии принято называть сфабрикованным большинством, под которым подразумевают ситуацию, когда партия, несмотря на то, что набрала на выборах меньше половины голосов избирателей, получает большинство мест в парламенте. Следствием такой ситуации становится тот факт, что политическое большинство в реальности не выполняет полностью функцию представительства и превращается в полулегитимного актора. В итоге такое большинство не может быть стабильным в силу несовершенства своей природы.

Вспомним, что по результатам 2002 года борьба за лидера большинства развернулась между двумя фракциями в Раде — «Нашей Украиной» (на момент создания насчитывала 119 депутатов) и «Единой Украиной» (на момент создания насчитывала 177 депутатов). Однако парадокс заключался в том, что по результатам выборов ни одна из них не имела права на лидерство в большинстве. Тому много причин — институциональных и политических. Хотелось бы остановиться на ключевых из них. Во-первых, в 2002 году ни провластная, ни оппозиционная партии (блоки) не пользовались популярностью у большинства избирателей, то есть не было доминирующего политического актора, способного консолидировать вокруг себя достаточно ресурсов для преодоления барьера 50%+1 голос. Во-вторых, дефект используемой тогда смешанной несвязанной избирательной системы усугублял состязательность между двумя игроками, но не за избирателя, а за стратегию фабрикации будущего большинства. Стратегия «Нашей Украины» была направлена на эксплуатацию партийных ресурсов в силу того, что доступ к другим ресурсам был для них попросту ограничен. Стратегия «За ЕдУ» была противоположной — блок стремился «выжать» все возможное из одномандатных округов путем создания скрытых договорных коалиций с независимыми кандидатами- мажоритарщиками.

Стратегия блока «За ЕдУ», казалось бы, стала выигрышной, что проиллюстрировало создание мегафракции «Единая Украина». Но фабрикация большинства не была доведена до своего логического завершения — мегафракция не дотянула до законодательного большинства (=226), что есть жизненно необходимым на парламентской площадке. Через месяц после начала работы парламента провластная фракция распалась на шесть частей и фабрикация большинства уже пошла по новому сценарию — ситуационные маневры несколькими фракционными объединениями в Раде.

ГЛЯДЯ ВПЕРЕД

Президентские выборы 2004 достаточно четко расставили приоритеты новой власти — это ориентир на жесткое закрепление себя как доминирующей политической силы. Для этого необходимо большинство в парламенте. Первый возможный путь, который очертил Ющенко — создание блока сил на базе трех ветвей власти, то есть мощного партийного гегемона, способного, с одной стороны, сдерживать многопартийность внутри самой власти, с другой — ослабить новую оппозицию до состояния недееспособности. Другими словами, речь идет о создании партийной системы с партией-гегемоном, но в условиях многопартийности — некоего подобия полуторапартийной системы.

Второй путь прокладывают соратники В.Ющенко в парламенте, проводя избирательный закон только по пропорциональным правилам. Пропорциональная система, как известно, препятствует установлению двухпартийности, тем самым сдерживая усиление оппозиции. Плюс к этому власти выгоден низкий избирательный барьер (существующий в 3%), который искушает оппозиционные партии на автономную борьбу. Кроме того, партийные выборы переключают внимание на политическую борьбу на общенациональном уровне, оттесняя борьбу на региональном уровне на второй план. Попытки оппозиционных фракций провести мажоритарку или какой- либо ее вариант существенно смогли бы увеличить шансы оппозиции, поскольку на региональных партийных соревнованиях можно было получить больше электоральной «прибыли».

Третий путь связан с намерением власти «сломать» существующий формат парламента. Речь идет о ломке структуры парламента, который по результатам нескольких выборов стал замкнутой и корпоративной средой со своей стратификацией и сложившейся моделью взаимоотношений между депутатами. Недавнее заявление вице-премьер-министра Н. Томенко о том, что Украина имеет полностью бизнесовый и лоббистский парламент в худшем своем проявлении — тому лишь подтверждение. Однако власть, вероятнее всего, будет все же работать с влиятельными депутатами не только из числа своих сторонников, поскольку опытные инкумбенты (кандидат, который переизбирается на новый срок, здесь — депутаты нескольких созывов) могут быть полезными как на выборах, так и в парламентском большинстве.

Таким образом, в случае реализации этих стратегий новая партия власти сможет рассчитывать на создание стабильного законодательного большинства. Препятствием к этому могут стать некоторые политические факторы. К примеру, полипартийность внутри власти может помешать единому провластному блоку выступить мощным ядром притяжения электоральных ресурсов. На сегодняшний день уже очевидно, что тормозить создание блока из трех политических сил (НСНУ, НП Литвина, «Батькивщины») могут, прежде всего, соратники Ющенко по блоку «Наша Украина» образца 2002 года. Это «старые» национал-демократические силы — Народный Рух, Украинская народная партия Костенко, ПРП-«Наша Украина» Пинзеника плюс небольшие националистические партии. Ветераны украинской национал-демократии будут отстаивать свое право на лидера Ющенко и формат выборов 2006 в борьбе с нынешними соратниками Президента — идеологами мега-блока от власти Р.Безсмертным и П.Порошенко. Если для первых выгодна тактическая роль модератора между В.Ющенко и Ю.Тимошенко, то последние заинтересованы в построении вертикально интегрированной политической силы с ослаблением и поглощением лидерского капитала Ю. Тимошенко.

Подводя итоги, можно сказать, что избирательный цикл 2002—2004—2006 необходимо рассматривать в его целостности. Определенная особенность кроется в последовательной мотивационности цикла — первые парламентские выборы 2002 года закладывали формулу политической конкуренции на выборы-2004, а последние в свою очередь формируют повестку дня на выборы 2006 года. Следует иметь в виду, что каждые выборы уникальны, поскольку имеют свою особенную модель политической конкуренции. Выборам 2002 года была присуща полицентричная конкуренция, для президентских 2004 — жесткое и напряженное дуалистичное столкновение, для 2006 скорее будет характерна мягкая моноцентричная конкуренция, где доминирующая роль будет у провластной партии или блока с допущением к соревнованию нескольких малых партий. Выборы 2006 года должны будут решить для власти главную задачу — выстроить под Президента В. Ющенко политико-партийную вертикаль власти вместо административной, как это было присуще эпохе предыдущего президента. Остается открытым для стратегических манипуляций лишь вопрос фабрикации политического большинства — если оно не будет достигнуто институциональными и правовыми инструментами.

"День", №116, 2.07.2005




Предыдущие материалы из раздела
Иран вне санкций: как изменится глобальная игра
05.04.2015, 17:05
В четверг на мировом энергетическом рынке произошла своего рода революция, последствия которой будут проявляться не один год, и не только в сфере ...
Шантаж Яценюка
07.07.2014, 13:30
Политолог Вадим Карасев раскрывает сложные отношения между правительством и Верховной Радой. — Почему между Кабинетом министров и парламентом ...
На ближайших выборах Порошенко и Ляшко могут поделить избирателей между собой, – Карасев
02.07.2014, 13:08
Основной вопрос сегодняшней политической повестки – это способ разрешения конфликта на востоке. Об этом заявил директор Института глобальных ...
Російська імперія доживає своє – Карасьов
02.07.2014, 13:05
Гості «Вашої Свободи»: Вадим Карасьов, директор Інституту глобальних стратегій; Леся Яхно, директор Інституту національної стратегії ...
В Донецке прошли первые переговоры официальных представителей Украины, России, ОБСЕ и лидеров ополченцев
24.06.2014, 12:39
На переговоры в здание донецкой облгосадминистрации, по сообщению «РИА Новости», прибыли посол России в Киеве Михаил Зурабов, спецпредставитель ...
Экспертный совет: Когда пройдут парламентские выборы?
23.06.2014, 13:16
Директор Института глобальных стратегий Вадим Карасев называет равными шансы того, что перевыборы в ВР пройдут осенью этого года или весной будущего: ...
Аналитика
 Архив