Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
24.12.2005, 18:35


Простест нельзя канализировать


Во время своего недавнего визита в Донецк известный украинский политолог Вадим Карасев в  интервью  интернет-газете Донбасса  рассказывает о буржуазном характере «оранжевой» революции, влиянии западной культуры на формирование гражданского общества в Украине, геополитических ошибках России в газовых вопросах и содержании украинской национальной идеи.

 

Вадим Юрьевич, во многих интернет-изданиях часто встречается тезис о том, что «оранжевая» революция в Украине во многом носила буржуазный характер, так как главным ее итогом стал демонтаж президентской вертикали (монархии) и закрепление в Конституции Украины возможности формирования власти на основании результатов волеизъявления граждан, в результате чего существующие в стране бизнес-элиты и промышленные круги получили возможность оформить свое представительство во власти через политические партии. На Ваш взгляд, какая идеология будет востребована обществом и будет представлена в программах политических партий на предстоящих выборах в парламент?

 

Да, действительно в Украине произошла буржуазная революция. Дело в том, что революция в Украине заключалась не в том, чтобы Ющенко пришел к власти, а в том, чтобы убрать моноцентричный центр власти, олицетворяемый Президентом и создать представительную систему, что означает в политике открытый рынок.

Смысл открытого рынка состоит в том, что здесь доминируют более ресурсообеспеченные, более жизнеспособные. В данном случае это буржуазный класс и на подходе средние буржуазные слои, которые называются нацией.

 

Может быть, сейчас и есть перекос в сторону крупнобуржуазного парламента, но учитывая то, что в Украине крупная буржуазия разделена, расколота и находится в разных культурно-идеологических лагерях, все они будут стремиться к какой-то консенсусной, коллегиальной формам реализации политики. Этот процесс в целом свидетельствует об оформлении буржуазного класса в Украине.

 

Мишель Фуко «Политика – война ведущаяся языковыми средствами», т.е. сейчас как никогда пришло время политикам заговорить, т.к. основной ресурс политиков это слова, а главная сила - идеология.

Основным признаком, по которому можно было бы выделить идеологическую направленность партий, это определить является ли она партией ценностей или партией интересов.

 

Попробую продемонстрировать это на примере Партии регионов.

 

Партия регионов – партия национальной буржуазии, но это у них идет не от ценностей, а от интересов, поскольку они – чистые прагматики, заточенные на приумножение своего капитала. Это делает их с одной стороны внеиделогическими националистами, т.е. экономическими националистами, с другой - делает их партией региональной идентичности, а с третьей - эта индустриальная и региональная идентичность сегодня объединяет, как это ни парадоксально, работников труда и владельцев капитала в некий союз национального труда и капитала в борьбе против транснационального капитала. Что-то вроде национального солидаризма.

 

В тоже время хотя они не артикулируют достаточно четко свою идеологию, чаще всего ссылаются на какой-то вариант левого центра, т.н. левоцентризм.

 

На самом деле я понимаю в чем идеологическая особенность этой партии – это ставка на национальный экономический интерес поскольку это группа вышедшая из тяжелой промышленности и представляют индустриальный регион. Партия регионов сегодня – партия украинской национальной буржуазии.

Раньше. Когда говорили о национальной буржуазии, то ее обычно рассматривали относительно советского интернационализма и буржуазными националистами считались те, кто боролся против Советского Союза. пролетарского интернационализма, советской идеологии.

 

Сегодня необходимо экономический буржуазный национализм рассматривать на другой идеологической и экономической оси. Это транснационализм и национализм. 

 

Под влиянием глобального капитала изменился центр транснационализма, который находится теперь уже не в Москве, поскольку Москва становится сама все более националистичной, а условно, на Западе - в Брюсселе, Вашингтоне. 

 

В этом смысле Ющенко – транснационалист, поскольку он монетарист, финансист, банкир. Для него важными являются глобальные финансовые потоки. Не зря же он любит повторять, что для него как финансиста деньги не имеют границ. Это типичный транснационалистский подход, когда национальная экономика формируется на транснациональных финансовых потоках и тогда она не украинская, интегрирована в клуб глобальной буржуазии.

 

Есть глобальные и международные институты.

 

ЕС или НАТО – это глобальные институты, поскольку они предполагают размывание национальных суверенитетов, государственных границ.

 

ВТО – это международная организация, в которой главным является взаимодействие государств (равноправное, неравноправное, но взаимодействие государств). В этой связи хотелось бы отметить, что ВТО как раз не противоречит национальным интересам Украины.

 

Сегодня национальная буржуазия может возникнуть только на базе крупных индустриальных промышленных гигантов и в этой связи на базе какой-то региональной и в этом смысле локальной идентичности.

 

В этом смысле партия регионов есть партия национальной буржуазии, но понятой по-новому, в современном национальном и транснациональном контексте.

 

Как ни парадоксально, украинский буржуазный национализм, который имеет региональную электоральную базу на Западе Украины, близок по своей экономической сути буржуазным националистам из Партии регионов. И часть этого западноукраинского национализма не хочет интегрироваться в транснациональные структуры.

Например, в том, что Костенко не пошел к Ющенко, есть, конечно, и личные амбиции, но есть и идейные аргументы. Ведь его национализм – локальный отечественный, направленный на защиту национального рынка, тогда как Ющенко – транснационалист, стремится к открытию нашего рынка для мирового глобального капитала. 

 

Вполне возможно, что часть националистов с Запада могут стать союзниками националистов с Востока, так как их объединяет общая нелюбовь к транснациональному капиталу, либо понимание того, что делать капитал возможно только на базе национального ресурса, лишь впоследствии страиваясь в международные структуры с позиций ресурсообеспеченного игрока, заручившегося поддержкой государства и поддержанного той или иной системой национального государственного протекционизма.

 

Я думаю, что этот протекционизм и страх перед глобальным капиталом (космополитов и транснационалов) должен объединять промышленные круги Востока и Запада.

 

Т.е., в этом отношении Партия регионов имеет свою собственную идеологическую специфику, хотя и не артикулированную программно, документально или манифестно. Эдакая, латентная идеологичность, которая даже не всегда познается.

 

Все почему? Потому что в Партии регионов нет идеологов. Кого там только нет: есть бизнесмены, политики, в конце-концов есть экономисты, есть технологи, работающие с конкретными лидерами партии, но нет идеологов, т.е., нет тех, кто мог бы производить идей. Ведь идеология – это не что иное, как производство идей, когда некоторым вещам необходимо дать имя, название, формулировку и т.д. Сформировать и сформулировать – это не всегда удается.

 

Прокомментируйте, пожалуйста, причины, приведшие известного бизнесмена Рината Ахметова в большую политику. Кстати, на Ваш взгляд, Ахметов – донецкий, украинский, европейский бизнесмен?

 

Здесь несколько иная схема. Сначала из «донецкого» необходимо стать «украинским», а уже с позиций всеукраинского влияния либо контроля над политической осью становиться мультинациональным или международным.


Т.е., используя инструменты государственной власти обеспечивать инвестиционный климат для своего бизнеса или, наоборот, заниматься протекционизмом, обеспечивать себе рынки, обеспечивать себе лобби в том же Брюсселе через участие в различных парламентских комиссиях и комитетах Еврокомиссии и Европарламента.

 

Я думаю, что Ахметов идет по вышеизложенному пути.

 

Почему Ахметов и другие его коллеги по совместному бизнесу решили пойти в списке Партии регионов всем донецким авангардом? Конечно же не за прикосновенностью, а для того, чтобы формировать исполнительную власть, либо влиять на нее, занимать министерские кабинеты, расставлять своих людей и проводить политику, в том числе и внешнюю, не с учетом каких-то ценностных вещей, а исходя из потребности своего и национального капитала. Это единственный путь по которому корпорация из региональной и секторальной может себе обеспечить условия для национального и мультинационального экономического прорыва.


Я думаю, что Ахметов не исключает для себя достижение самых высоких постов в исполнительной власти. 
Необходимо учитывать, что в мировой коньюктуре – период с начала 90-хх был крайне благоприятен для возникновения и формирования национального капитала. И сейчас, в условиях неблагоприятных тенденций, необходимо структурно перестраивать бизнес, модернизировать производство. Нужно создавать многопрофильные концерны. И главное, нужен государственный инструментарий, который расширял бы возможности бизнеса.

 

К государственному управлению должны прийти люди из бизнеса, понимающие современные и перспективные задачи, которые придется решать отечественным бизнесменам.

 

Ранее, проблемы бизнеса можно было решать только через один кабинет – Президентский. Лоббирование, которое доказало свою неэффективность и нежизнеспособность. Тем более, что Ющенко не будет этого делать, т.к является сторонником противоположного. Он выступает за открытие своих рынков, что может поставить под сомнение конкурентоспособность национальных корпораций.

 

Ющенко открывает национальный рынок, а Партия регионов, тот же Ахметов,  хотят делать это поэтапно и приходить на чужие рынки, захватывать их, но не открывать свои.

 

Разные у Ахметова с Ющенко и бизнес-подходы.

 

Ющенко рассматривает бизнес с позиции потребителя, т.е. он считает, что инвестиции западного капитала дают стране инновации, новые рабочие места и это поднимет уровень жизни, уровень потребления, а у Ахметова иное видение, он считает, что для обеспечения реализации тех же целей необходимо завоевать другие рынки, но для этого нужны хорошие стартовые политические позиции, надежный тыл.

 

Несмотря на существующие противоречия может ли агрессивная экономическая политика России по отношению к Украине сблизить позиции Президента Украины Ющенко и политической элиты Партии регионов? Как Вы считаете, насколько оправдаются геополитические замыслы России в эскалации «газовой проблемы»?

 

Им придется сближать позиции. Тем более, что позиция России является двоякой: с одной стороны она стремится банально заработать на Украине, используя свои монопольные преимущества, с другой – Россия пытается наказать Украину…

 

Путин надеется на то, что массы выйдут на улицы и будут протестовать против власти, которая допустила повышение цен на газ, и к тому же Путин рассчитывает на то, что деловая элита, бизнес которой связан с химической промышленностью, будет недовольна, но не повышением цены на газ, а тем, что Ющенко не смог этого предотвратить.

 

А не смог он договориться, потому что Россия настаивает на отказе Украины от прозападной политики. При этом, ее основной аргумент – мы не обязаны и не должны финансировать вступление Украины в НАТО, дотируя украинскую экономику через поставки дешевого газа.

 

И весь расчет идет на то, что политическая элита выберет прагматическую линию поведения и свой карман окажется ей ближе, нежели геополитическая политика Ющенко.

 

Тем самым это создает возможность создания новой политической конфигурации на базе конфигурации бизнес-интересов.

 

Уже, очевидно, что организованная Россией «газовая Тузла» не реализует тех стратегических целей, которые были поставлены. В частности, она только увеличила рейтинги антироссийских политических сил в Украине и сплотила промышленные элиты. Как Вы считаете, в чем причины все более углубляющегося непонимания Россией Украины и столь прямолинейных и непрофессиональных действий российских политических элит?

 

Мы теряем Россию. Россия теряет нас. Россия действует нафталиновыми методами давления, прямолинейно, топорно и как следствие еще более отдаляет нас от себя.

 

Россия задумывается об этом. В последнем своем послании Федеральному собранию Путин заявляет о том, что необходимо расширять квоты на обучение в российских Вузах для студентов из Украины и др постсоветских государств. Приступили они к созданию неправительственных организаций …

 

Почему же западные негосударственные общественные организации более эффективны в своей деятельности, чем российские?

 

В первую очередь, в основе их деятельности лежит общая привлекательность западной культуры – культурная и интеллектуальная гегемония запада: голливудские блок-бастеры, рок и рэп музыка, которые формируют так называемые рок-идентичности молодежи, интернет, мобильная связь, не говоря уже об уровне жизни и потребительских стандартах, которые фактически уже сформировали новую потребительскую культуру – культуру удовольствий.

 

Поэтому не случайно сегодня говорится о том, что на смену пролетариату пришел консьюмерат. Общество людей-потребителей, основным девизом которых становится «Потребляй удовольствия и властвуй».

России здесь трудно соревноваться, так как она непривлекательная сама по себе. Должен быть модельный образец, производство стандартов.

 

Западные стандарты не то, чтобы навязываются, скорее их выбирают, потому что они более привлекательны. Евросоюз иногда сегодня называют империей правил, империей стандартов.

 

Империя, в отличие от наций и государств не имеет границ, она втягивает. Не отталкивает и защищает, а втягивает и растворяет.

 

Так, Россия со своими ценами на газ – не втягивает, а отталкивает Украину. И это лишний раз подтверждает, что Россия уже давно не империя, но продолжает жить с этой иллюзией.


Насколько повлияет на предстоящую избирательную кампанию вступление в силу с 1 января 2006 года изменений в Конституцию Украины? Прогнозируете ли Вы возможность кардинальных изменений в существующем раскладе электоральных предпочтений? На ваш взгляд, в чем причина крайне негативных, депрессивных афилляций большей части украинского политикума по принципу: «Жить становится все хуже и хуже»,  «Все вокруг плохо», «Украина гынэ» и т.д. – неужели все так плохо в стране?

 

Политические партии будут бороться за власть. За исполнительную власть.

 

Представительство сегодня обозначает правительство.

 

Без представительства – нет правительства, такая сегодня формула. Идет реальная борьба за рычаги, инструменты, институты …

 

На власть необходимо смотреть сквозь треугольник влияния: контроль над парламентским большинством, контроль над спикером и премьер-министром. Этот треугольник создает хорошую платформу для контроля над политикой,  т.к., очевидно, важно: какие будут законы, какой бюджет, какие цены на энергоносители.

 

Те 6 партий, которые проходят в Верховну Раду, это не дутые политтехнологические проекты, а реальные партии, имеющие свои ярко выраженные региональные предпочтения, отображающие реальную структуру общества.

Другой вопрос, что могут быть «кометные проекты», которые разово выстрелят и способны провести в парламент часть депутатов. 

 

ПР как партия крупного бизнеса старается быть респектабельной, не обременять себя резкими движениями. Та же федерализация, скорее дань моде и больше политическая необходимость, чем реалии.  Т.е., не столько убеждение, сколько предвыборный маневр, в отличие, скажем от «политических сублимаций доктора-экономиста Наталии Витренко, защищавшей свою докторскую диссертацию во времена СССР». 

Анализируя итоги предыдущих выборов, можно отметить, что из числа голосовавших сформировалось одно четкое ядро тех, кто был «за» и тех, кто был «против».

 

Во время парламентских выборов все становится на свои места – голоса «за Януковича» – отойдут Партии регионов, голоса «за Ющенко» – НСНУ, а те, которые были против уйдут остальным игрокам политической сцены.

 

В чем ведь смысл голосования за парламентские списки? Это случай, когда избиратели голосуют в большинстве своем за что-то, а не против кого-то.

 

Хотя и сейчас идут попытки разыграть противостояние, угрозу реванша как со стороны БЮТа, так и со стороны НСНУ. Но это чревато для них тем, что если Партия регионов в конечном итоге возьмет 1-е место, но не сформирует большиство, все же реванш состоится и это еще более укрепит позиции регионалов.

 

Тут надо играть в более разностороннюю игру. Президентские выборы практически всегда сводятся ко второму туру, биполярному голосованию, когда голосование происходит не за кого-то из кандидатов, а по принципу выбора лучшего из худшего. Это явление известно в политологии как стратегическое голосование, когда избиратель голосует не искренне, а больше на волне негативистких эмоций. В случае голосования за списки голосование происходит значительно более искренне.

 

Интересно то, что в нынешних политических реалиях, на фоне всеобщего разочарования и уменьшения доверия к действующей власти и к политической системе, в целом, вполне возможна переброска электоральных предпочтений в пользу новых политических проектов с интересными лицами, четкими и понятными идеями, мыслями.

 

Т.е. существующая социологическая монополия 6 партий может быть деформирована. Политика – это один из жанров моды и здесь всегда будет актуально наличие своего стиля. Поэтому если кто-то предложит свое что-то интересное и яркое, то может на таком флэше продвинуться далеко вперед на электоральном поле.

Говоря об идеологических штампах и клише в политике, необходимо учитывать, что в своей основе это проблема разных поколенческих взглядов на то, что происходит в стране.

 

В Верховной Раде, в основном, представлены политики старой поколенческой гряды, пришедшие в политику в конце 80-хх, начале 90-хх гг. И когда они говорят, что «Украина гынэ», то они правы в своем этом мнении и убеждении, поскольку для них действительно рушится привычная для них жизнь. Когда динамика жизни опережает мышление политика, тогда кажется, что все кругом разрушается, все приходит в негодность, все коррумпировано.

 

Это культурологическое объяснение, но можно еще высказать и институциональное, т.е. когда ты все время в оппозиции и у тебя нет шансов стать властью, поэтому у тебя неизбежно возникает чувство политической безответственности. Этот катастрофизм нагнетается, чтобы конвертировать все свое недовольство отсутствием власти на саму власть.

 

Если бы политики менялись у власти: сегодня ты власть, завтра – оппозиция, а послезавтра – наоборот, то чувство катастрофизма было бы присуще только политическим маргиналам, для которых характерны всякого рода фобии: этнические, регионалисткие и пр. Да и весь депутатский корпус мог стать бы более респектабельным и ответственным. 

 

Когда действительно жизнь в стране тяжела и беспросветна, то такие политики держатся на плаву, а когда жизнь налаживается, появляются группы влияния, возникает капитал, требующий своего политического оформления и представительства, тогда таким в политике не место.

 

Такого рода политический дискурс, такого рода политическая культура – разрушают само общество и все его институты, тогда и появляется запрос на новую политическую систему, новые политические механизмы.

Ведь политреформа не является только желанием Кучмы. Это совокупность интересов, влияния. Ведь ни одна из групп не желает, чтобы одна из них получила полный контроль над ситуацией в стране. И если кто-то начинает приближаться к единовластию, тут же остальные консолидируются в качестве противовеса этому процессу.

 

В предыдущих своих размышлениях Вы несколько раз затрагивали тему смены поколений в национальных элитах, поиска национальной идентичности. В чем сегодня, на Ваш взгляд, основной постулат украинской национальной идеи? На съезде НСНУ академик Юхновский отказывается от места в избирательном списке в пользу молодых, на съезде УНП поэты Драч и Павлычко устраивают активное «толкание локтями» и добиваются более высоких мест.  Насколько настоящий патриотизм зависит от свойств личности?

 

Для того, чтобы я состоялся нужна фундаментальная и естественная вещь как свобода: ни налоговая, не было барьера входа на рынке и т.д. но для этого нужно другое государство, другое отношение ко мне как к гражданину, более толерантное.

 

Не потому что я в это верю, а потому что это есть потребность моей жизни. Эта установка не требует дополнительной идеологической формы и в этом смысле наше общество становится все менее патерналистским и более свободным.

 

Индивидуальный успех или успех группы людей это есть свидетельство украинской формулы мечты. Не надо выдумывать крупных метанарравативов, каких-то суперидей о «великой Украине».

 

Нет, мечта и украинская идея – это, когда ты из простого паренька, из простой семьи, из периферийного региона становишься известным, богатым, успешным.

 

Ты создал дело, реализовал свой жизненный проект. Ты придумал что-то и реализовал это.

Неважно, что это деньги, творчество или профессия. Успешность не обязательно проявляется в каких-то крупных результатах: создании мегакорпорации и пр.

 

Успех это когда ты можешь постоянно что-то созидать и создавать, что-то делать. И вот эта формула успеха формирует формулу национального успеха. Не надо делать какой-то модернизационный скачок или затевать какую-то великую стройку.

 

Богатство страны состоит из богатства отдельных людей. Если все увидят, что есть возможность для реализации формулы успеха, если все увидят, что есть возможность быть успешным, то тогда более успешные не будут являться для людей врагами, они будут просто более успешными.

 

В этом случае общество становится более социально-интегрированным и солидарным. Происходит осознание того, что человек может быть богатым, потому что он более успешный, и в то же время существует справедливая объективная система перераспределения богатства через систему налогов, для поддержки остальных социальных слоев общества.

 

Отсюда, происходит колоссальный сдвиг национального сознания, когда богатство отдельных людей может рассматриваться как часть национального достояния, а не как вычет из него, что, в свою очередь, формирует совершенно другие культурные и силовые связи в обществе. 

 

Бизнесменам нужно постепенно научиться использовать дискурс патриотизма. Это уже не региональный партиотизм. Это уже не региональные бизнесмены и политики, имеющие общеукраинское влияние. Это уже украинские политики и бизнесмены, являющиеся частью истории этой страны.

 

Контрпродуктивно рассматривать «оранжевую» революцию как какой-то путч, переворот. Революция это данность, которая помогла состояться как другим регионам, которые осознали, что выбор может быть своболдным, так и самим донецким, которые тоже состоялись. 

 

Кстати, если пройдут парламентские выборы и Партия регионов действительно возьмет 1-е место, то это тоже будет свидетельствовать о том, что оранжевая революция была не напрасна.

 

Были во власти, пришли в оппозицию, вернулись во власть.

 

Вывод неизбежен – демократия единственная реальная форма политического самосохранения. Она не дает возможность никому проиграть. Нет ни окончательно победившего, ни проигравшего без права на реванш.

Дискурс рационального патриотизма, нормального экономического патриотизма позволит осуществить сдвиг в сознании политиков идущих во власть.

 

Павлычко и Драч – пример советских идеологем власти, когда интеллигенция стремилась во власть, чтобы служить самой власти, навязывать свои художественные фантазии и фантомы политической реальности. В этом смысле, что лучше? Когда зашоренный интеллигент идет во власть для того, чтобы реализовывать платоновскую политмодель общества? Или, когда политик-бизнесмен идет во власть оформлять свои политинтересы? Я выберу второе, так как экономический интерес – гарантия того, что политика будет более прагматичной, без фантомов, и более приближенной к реальной жизни.

 

В этом смысле, не хватает хорошего идеологического прагматизма, так как до сих пор доминируют различного рода политические штампы.

 

Вы выделяете стремление к успеху как основную движущую идеологему украинской национальной идеи. Но, ведь изменения общественной формации и национального сознания происходят, как правило, под воздействием протестных идеологий. В этой связи, может ли успех лечь в основу протестного движения за свои права в Украине, подобно молодежным поколенческим бунтам 70-х в западном мире?

 

Социальное творчество, гуманитарная интеллигенция, молодежное творчество, музыкальные тусовки, вузовская интеллигенция, читающая публика, интернет-фанаты – все это генерирует культурный ресурс политики.

 

Современная политическая конкурентоспособность невозможна без политического культурного ресурса, который более того – обеспечивает  современную политику.

 

Почему проиграл Донецк на Президенстких выборах, хотя и обладал значительными финансовыми средствами и поддержкой всего региона?

 

Потому что культурная гегемония в культурном ресурсе, а стало быть, и в ресурсе интепретации, перевода, сетевого творчества, было на стороне Ющенко.

 

В этом смысле донецкие политики должны сегодня понять, что быть успешным в политике можно быть только за счет своих культурных ресурсов. Нужно делать ставку на собственные культурные ресурсы. Это чрезвычайно важно!

 

Почему западное общество переваривает тот протест, который периодически накапливается и происходит у них в культуре? Во-первых, канал протеста – это творческая свобода, во-вторых, капитализм, рынок, демократия – структуры имманентные, способные переваривать этот протест и потому они не подрывают устои. Эти устои держатся на протесте, который канализируется через музыку, писательство, тусовку и пр. субкультурные практики власти.

 

РоллингСтоунз – в прошлом, бунтари, сегодня респектабельные деятели культуры.

 

В политике нет протеста – есть оппозиция. На западе очень мало голосуют по протестным мотивам. В чем беда постсоветстких оппозиций? В том, что они являются протестными и ставят под угрозу само существование общества. Вот почему в той же России делается все, чтобы политический протест был отсечен от политики, а энергия направлялась в культуру и бизнес. 

 

Когда общество не свободное, то протест прорывается через политику, тогда происходят революции и другие общественные потрясения.

 

Мораль такова – не нужны политические силы, канализирующие протест, они становятся радикальными и подвергают обществу риску нестабильности.

 

Нужно создавать такую политическую систему, которая бы держалась на культуре протеста, которая умела бы перерабатывать индивидуальный бунт в нормальную функциональную систему с нормальными результатами.

беседовал Андрей Какуша, "Новости dn.ua", 24 декабря 2005 года




Предыдущие материалы из раздела
Развод по-украински
18.07.2006, 19:08
Последние события в Киеве из Москвы представляются неким хаосом. Может быть, потому, что в России их некому пока адекватно описывать. Даже по недавно ...
Конституция – это политическое тело государства, и оно должно иметь свои органы
03.07.2006, 16:52
В последнее время все чаще ведутся разговоры о том, что нынешняя Конституция Украины 1996 года устарела и ее надо менять. Так ли это? Бесспорно, ...
Проход по минному полю с преследователем за плечами
30.06.2006, 13:18
«Оранжевое» парламентское большинство наконец-то создано. Но ситуация в украинском политикуме остается крайне сложной и оттого интересной. О том, ...
ГУАМ всегда будет дополнительным институтом к СНГ
22.05.2006, 15:20
22 мая в Киеве пройдет саммит союза государств Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия (ГУАМ). О саммите рассказывает Вадим Карасев, директор ...
Мороз не стоятиме на заваді Тимошенко-прем’єрові
19.05.2006, 15:20
Директор Інституту глобальних стратегій Вадим Карасьов говорить про причини затягування часу з боку ”Нашої України” та впевнений, що на сьогодні її ...
«Вторая пятерка – не аутсайдеры».
12.05.2006, 16:44
Политолог и главный политтехнолог партии «Виче» Вадим Карасев утверждает, что проведенной избирательной кампанией доволен. Хоть политическая сила и ...
Мониторинг

Мониторинг