Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
04.05.2006, 11:39


«Оранжевая коалиция для Ющенко – как брежневский поцелуй взасос. Уже и противно, а не оторвешься»


Бои без правил напоминает украинская политика директору Института глобальных стратегий Вадиму Карасеву. Добей того, кто споткнулся – первое правило боя без правил...

Второе гласит, что твоя сила сверкает ярче на фоне слабости остальных. Третье - максимальное удовольствие  зритель получает в случае смерти одного из бойцов.    

По мнению политолога, самым сильным в нынешней ситуации чувствует себя Президент. Всех остальных такое его ощущение устраивает – потому что выгодно. Но правит ли балом Виктор Андреевич?..

«Осенью украинская промышленность, экономика и общество ощутят шок от высокой цены на газ»

Вадим Юрьевич, Программа Президента - документ, вокруг которого пытаются объединиться участники оранжевой коалиции. По меньшей мере, они это декларируют. Насколько реально СПУ, БЮТ и НУ вместе сделать пресловутых «10 шагов навстречу людям»?    

Начнем с того, что экономический аспект Программы Президента «10 шагов навстречу людям» выполнить будет очень трудно, поскольку Украина вступает в эпоху экономики дорогих ресурсов. Как неоднократно нам напоминал министр экономики, осенью украинская промышленность, экономика и общество ощутят шок от высокой цены на газ.  Это будет принципиально иная ситуация,  нежели сейчас. Коррекции потребует не только экономическая политика, но и многие программные установки. И те, кто формирует коалицию, прекрасно это понимают.

Понимают, что выполнить невозможно, но вокруг программы все же объединяются?

В данном случае, роль программы Президента не столько политико-экономическая, сколько политико-прагматическая. Просто необходимо обеспечить программное и персональное лидерство Президента в этой коалиции.

Почему вы считаете, что лидером коалиции будет Президент, а не премьер?

Когда политические партии или участники коалиционных переговоров – будущие коалиционные партнеры -  признают, что в основу коалиции должна быть положена  программа Президента, то фактически – хотят они этого, или не хотят, лукавят или  искренне верят - они де-факто признают роль Президента в формировании коалиции вообще, и в коалиционном процессе в частности. Не важно, будет ли Президент модератором, брокером или инициатором коалиции либо ее дистанционным лидером. Важно то, что лидерство Президента признается в любом формате. Другое дело, что все участники переговоров инструментализируют вероятный статус Президента в коалиции в своих интересах через формально-вербальное согласие на президентские  «10 шагов».

И в чем же «президентский интерес» каждого из участников коалиции?

Для «НУ» лидерство Президента в коалиции важно, чтобы с его помощью и с помощью навязанного программного консенсуса занять центральную позицию в коалиционном торге. Таким  образом «нашеукраинцы» пытаются компенсировать мартовский  электоральный провал.

И хоть «НУ» значительно уступает по голосам БЮТ, но, используя фактор Президента и его программы,  «Наша Украина» пытается обеспечить себе центральную позицию не только в оранжевой коалиции, но и в коалиционном процессе вообще, не исключая, что может объединяться и в других цветных конфигурациях (не оранжевых).  

А БЮТ и СПУ?

БЮТ и СПУ вынужденно принимая эту программу и читая игру «переговорного визави», понимают, что лидерская позиция Президента в коалиции неизбежна. Вопрос только в том, будет ли это фактическое лидерство, либо лидерство в другом формате.  В качестве исходного условия для переговоров они  готовы это принять, но реально и всерьез вряд ли рассчитывают программу Президента выполнять. Хотя бы потому, что у каждой партии есть своя программа, и свои интересы. Не будем забывать также о том, что у каждой партии (не только у БЮТ и социалистов, но в первую очередь у НУ)  есть свои партийные субгруппы, которые, как правило, рамках партии имеют зачастую противоположные интересы.

Окончательные фигуранты коалиции могут приять программу с иным содержательным наполнением, чем «10 шагов навстречу людям», а по форме и по риторике она останется программой Президента.  То, что происходит сейчас – обсуждение программы, объединение вокруг чего-либо, торг - это двойная или даже тройная игра со многими контекстами и подтекстами на базе текста «10 шагов».

Завершая, скажу, что в данном случае важен совсем не сам текст программы, а именно подтекст и контекст, с которым играют три оранжевых силы. Не важно принимают члены коалиции программу Президента в качестве основы своей работы или нет. Важно другое -  на примере формирования оранжевой коалиции, всей практической и инструментативной игры вокруг программы Президента, вокруг роли Президента в коалиционном процессе, происходит столкновение двух республик.

«Если Президент получит лояльного себе премьер-министра  -  однопартийца, к примеру, то это значит, что сохраняется полупрезидентская республика»

Парламентско-президентской и президентско-парламентской?

Сталкиваются модели двух  политических режимов и пока не известно, какая из них победит: премьерская или президентская, парламентско-президентская, или президентско-парламентская?

Если следовать логике БЮТ, логике Юлии Тимошенко, то нужно реализовать так  любимый ею 6 пункт ( предполагающий, что лидер оранжевой силы, набравшей на выборах большинство голосов избирателей, получает пост премьер-министра Ред .). Так вот, если бы этот пункт был напрямую, линейно реализован, тогда бы де-факто по прецеденту сформировалась канцлерская демократия с сильным премьером.  И на базе премьерского статуса и могла бы выстраиваться вся коалиционная динамика, а затем и коалиционное правительство. Тогда это была бы  модель государственного устройства, которую в Германии называют  «Kanzlerdemocratik».

Но институциональных механизмов для реализации подобного сценария парламентско-президентской республики нет.  Не говоря уже о той модели, которая была предложена общественному мнению и озвучена перед избирателями Юлией Тимошенко (она – премьер-министр, работающий в дуальной связке с Президентом). Этот механизм на практике не работает, потому что его нет институционально - он не прописан ни в Конституции, ни в регламенте ВР.  С другой стороны,  несмотря на всю ту «парламентщину» (которая в нынешнем виде есть скорее современным аналогом гетманщины),  у элит и масс осталась президентско-центричная политическая культура. А Президент, используя провал,  дырку в Конституции, которая «молчит» по поводу механизма формирования коалиции,  взял на себя лидерскую роль в поствыборном процессе. Поэтому в Украине фактически продолжает действовать президентско-парламентская республика.

Вадим Юрьевич, но вы противоречите сами себе.  В предыдущих интервью «Главреду»  вы говорили, что в Украине де-факто сформировалась парламентско-президентская республика…

Как раз никакого противоречия нет! Две конкурирующие модели государственного устройства столкнулись из-за несовершенства законодательства. От того, как и чем закончится коалиционный процесс, кто займет позицию премьер-министра, каким он будет, каким будет соотношение сил между премьером и коалицией, премьером и большинством, и будет зависеть результат трансформации политической системы. Либо она будет переходить к реальной парламентской модели,  либо украинская политическая система трансформируется в модель полупрезиденциализма, когда сильный Президент влияет на политический процесс, будучи не только главой государства, но и активно участвуя  в политическом процессе.

Лишним доказательством такого процесса являются участившиеся в последнее время жалобы Тимошенко и Мороза на то, что Президент недостаточно активно участвует в коалиционном процессе. Этим они фактически признают  в нем  ключевую роль Президента. А это, в свою очередь значит, что других процедурных  способов и приемов повлиять на процесс формирования коалиции с учетом интересов каждого участника коалиции, пока нет.  

К тому же Президент у нас остается главой исполнительной власти.    

Однако, согласно Конституции Президент не является главой исполнительной власти.

Это не записано в Конституции, но фактически это так. Исполнительная власть продолжает смотреть вверх, концентрируясь и фокусируя свое восприятие нынешней ситуации на Президенте. И если Президент получит лояльного себе премьер-министра  -  однопартийца, к примеру, то это значит, что сохраняется полупрезидентская республика, а отнюдь  не парламентско-президентская. Тогда у Президента будет своя  политическая вертикаль. С учетом ситуации, когда административная вертикаль постепенно размывается и децентрализуется в регионах, это очень важно. Тогда у Гаранта остаются не только силовые структуры, МИД и Минобороны, как положено по Конституции, но и сохраняется политическая вертикаль влияния на исполнительную власть, на парламентскую коалицию. А если к тому же Президент - лидер коалиции – подчеркиваю: Президент, а не премьер-министр - тогда получается, что он ключевой игрок в политической игре «парламент – коалиция – правительство – политический процесс вообще».

Если же позицию премьер-министра выиграет другой сильный политик…

Например, Юлия Тимошенко...

Да, Юлия Тимошенко. Тогда возможны два варианта – конфликт между сильным премьером и сильным Президентом, либо конфликт между сильным премьером и просто Президентом. Эти конфликты происходили в Восточной Европе в 90-годы, когда проходило становление парламентских демократий. Это как раз единственное, что в данной ситуации радует – что все страны Центральной и Восточной Европы через это проходили. В каждой стране конфликт  разрешался по-разному, но в результате была принята формула, когда Президент выражает легитимность, хотя имеет и процедурные, и неформальные возможности влиять на политический процесс, но исполнительное лидерство осуществляет премьер-министр.

Эти конфликты интересны для нас и тем, что они происходят в ситуации расслабленной институциональной структуры, когда полномочия прописаны недостаточно четко, а политические игроки имеют возможность сами домысливать или доопределять в силу соотношения сил те институциональные механизмы, которые не были прописаны, либо которые вообще нельзя прописать.  Это как в случае с Конституционным судом, которого нет не потому, что его не хотят, а потому, что соотношение сил не позволяло его создать.

«Коалиция  на базе «Нашей Украины» и Партии регионов – это соединение интеллектуальной гегемонии Запада и экономической гегемонии Востока Украины»

А если премьером будет Виктор Янукович либо кто-то другой, но от Партии Регионов, тогда какой расклад?  

Тут ситуация проще и сложнее одновременно. Пария регионов сейчас приступила к коалиционному давлению на Президента. Они сначала провели спецоперации в своем тылу, подготовили позиции, вооружились доминирующим положением и абсолютным превосходством в местных органах власти в ряде регионов. Только после этого они выставили себя на коалиционный торг и коалиционный кастинг, предложив формировать коалицию на базе Партии регионов.

Так вот, если допустить кандидатуру Януковича, тогда коалиция «НУ» – «Регионы» – это будет пакт Президент – Партия регионов. Парадокс, но эта ситуация для Президента не столь драматична, как при оранжевой коалиции. Даже если будет выписана коалиция, при которой Президент не будет ее лидером, все равно он сохраняет свою роль идеологического и политического лидера.

?

«Донецкие» никогда не претендовали, и не будут претендовать на интеллектуальную гегемонию. «Донецкие» - это больше экономический и корпоративный проект. У них мировоззрение не выходит за рамки экономического мышления. Я был просто поражен, когда увидел нашумевшее выступление Ахметова в Донецке, когда он очень уверенно говорил хорошие, хотя и не им придуманные, вещи. А на сцене за ним  было написано убийственное  выражение, которое перечеркивало все, о чем он говорил: «Наша задача  - экономический рост». Не может партия, сила, претендующая на лидерство в стране, фокусироваться только на узко экономической проблематике!

Экономический рост - даже если это очень важно для страны -  это узкая цель, это программная локальность.  Ведь для того, чтобы был  экономический рост необходима, прежде всего, хорошая программная составляющая, которая не выписывается только в макроэкономических и микроэкономических  показателях. Да и претендуют Регионы только на посты в экономике. Да, у нее есть предвыборные обещания, связанные с языком, но это тоже насущные, а не проективные  вещи. Политика – это проекция в будущее, которая отображается в проектах. А  для того, чтобы была проекция, должно быть мировоззрение, идеи и ценности, а потом уже и интересы.

Так что коалиция  на базе «Нашей Украины» и Партии регионов – это будет соединение интеллектуальной гегемонии Запада, персонифицированной в фигуре Ющенко, и экономической, ресурсной гегемонии Востока Украины – ПР. Но это не формирует конфликта по линии премьер-Президент.  Да, могут быть столкновения, даже локальные конфликты, но это не тот конфликт, за которым стоит большая и высокая политика. Это будут конкретные  конфликты, важные для экономики и людей, но не столь важные для страны в перспективе 10-15 лет.

А в случае оранжевой коалиции?

С помаранчевой коалицией  иная ситуация. Здесь борьба между премьером и Президентом возникнет не за конкретный показатель в экономике – не по газу  и  не по русскому языку - а за программное лидерство, за то, кто поведет Украину на10 лет.  Вот в чем вопрос.                        

Борьба в своем идеологическом течении может быть намного сильнее, чем с другим течением. Борьба не на жизнь, а «на живот» в рамках одной идеи, за разные траектории.

А оппозиция в лице БЮТ? Вы считаете, что этот вариант лучше с точки зрения борьбы за выживание?

Главное, что этот конфликт не будет распространяться на власть. Идет борьба за власть, за постреволюционное и будущее первенство. И это касается всего. А ПР и Ющенко – совсем другая ситуация. Тут есть деление:  «Мы - экономика, а вы – все остальное».  «Экономика плюс», с одной стороны,  или «все минус экономика», с другой.  Это конкретный договор, в котором каждый знает, на что он может претендовать и на что он способен.

Когда можно ожидать решения Президента относительно коалиции?

Ситуация простая и даже банальная. Президентская сторона будет тянуть до последнего в вопросе создания коалиции, чтобы потом в ситуации цейтнота и жесткого тайминга у кого-то бы не выдержали нервы, а  кто-то,  наоборот,  не вынес бы длительного марафона и согласился на прописные и прописанные НУ условия.

«Людей начинают забалтывать»

Роспуск парламента возможен?

Президент не заинтересован в роспуске, потому что такое испытание не выдержит, в первую очередь, «Наша Украина» -  там нет собственно партии и лидера, который бы мог создать третий угол в этом электоральном треугольнике – Янукович, Тимошенко и… кто? Нет такого человека в НУ.  К тому же партийные субгруппы начнут подтягиваться ближе к осени к Януковичу, или к Тимошенко за неформальной поддержкой. Так что роспуска не будет, а вот потянуть, затянуть, подтянуть силы Президент и его партия будут стремиться. Но при этом важно не затянуть петлю, потому что в том тайминге, о котором я говорил выше, могут быть совершенно неожиданные ситуации. Это ведь очень большой невроз, а в нервозной и неврозной ситуации очень важную роль могут сыграть совершенно непредсказуемые вещи и поступки.  

Но это в будущем, а сейчас?

Пока же идет затягивание, набирает вес Ехануров, парламента нет, правительства нового нет, а действует старый Кабмин. Выборы прошли,  а парламентско-президентской республики нет ни в каком виде. А когда и появится новый парламент, все рано он будет старым по сути. До того момента, пока не будет сформирована коалиция и коалиционное правительство.  

Ющенко пока устраивает такая ситуация. Он выиграл апрель вчистую, когда НУ затянула процесс, импульсы победы БЮТ и Партии регионов угасают, люди забывают, что такое  революция и  выборы, постепенно  приходят в спокойное стабильное состояние, наркотик политической интриги проходит. Поднять народ на какой-то квази-Майдан все сложнее. Людей начинают забалтывать. Им непонятно, что такое коалиция. Герои революции, пост-революции и предвыборной кампании теряют свой героический пафос, облик и ореол, и становятся обыденными, рутинными  бюрократически-парламентскими персонажами. И народ начинает к ним относиться так, как относится к любым чиновникам.

Однако в мае ситуация может поменяться. Идет давление Партии регионов – она дождалась официального объявления результатов и имеет формальный повод говорить, что  она победила на парламентских выборах, используя количественный, арифметический показатель. Она укрепляется в ряде регионов Украины и массой своей региональной власти давит на центральную власть, склоняя ее на альянс «Столичный центр – регионы».

Происходит также укреплении БЮТ - он выигрывает ряд областных советов в Центральной Украине и  к началу работы нового парламента оба эти  игрока почувствуют, изменилось ли что-то в их  пользу. И именно с этим чувством изменившейся ситуации они приступят ко второму сэтту коалиционного гейма. И тогда динамика будет очень интенсивной.

И БЮТ и ПР понимают, что время в данном случае играет не на них. Они понимают, что победа уходит  в песок вместе с песочными часами, контролирующими время, поэтому нужны решительные действия. Конечно, они будут давить и на правительство, и на Президента. И Президенту придется с учетом позиции НУ, с учетом субгруппизма в НУ, и с учетом  позиции БЮТ, ПР, и с учетом надвигающегося экономического кризиса принимать окончательное решение. То решение, которое он примет, будет иметь массу последствий  и в экономике, и в политике.

Больше шансов на оранжевую коалицию или на коалицию НУ-ПР?  

Сейчас больше шансов на коалицию  НУ – Регионы. Однако, я не исключаю, что в условиях жесткого тайминга, и других факторов, о которых мы мало что знаем, может быть принято и другое решение – в сторону оранжевой коалиции. Все будет зависеть от того, каков будет регламент,  и как Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко найдут выход из диллемы – премьер – коалиция. Вопросов много: коалиция выбирает премьера?  Премьер – это премьер коалиции или все же премьер-министр Украины и глава Кабмина? Сможет ли Тимошенко управлять большинством и коалицией?

Это тоже проблема. Ведь в парламентских республиках премьер избирается большинством после его формирования, но премьер имеет возможность влиять на большинство через процедурные моменты – процедура доверия, например. Большинство не всегда соглашается с  премьером, но тогда оно должно принимать решение – либо согласиться с решением премьера, либо согласиться на роспуск парламента, либо на распад коалиции.

С учетом многих факторов, таких как идеология и мировоззрение, Президенту нужна оранжевая коалиция, но только после решения по кандидатуре премьера,  партии премьера и Юлии Тимошенко персонально, как вероятного премьера. Я бы не сказал, что  все упирается в Тимошенко. Нет – это айсберг, подводная часть которого – столкновение республик, механизмов власти, лидерства. Это не одна проблема, а целый архипелаг проблем и процедурных тонкостей, которые вместо парламентской коалиции дают «коалицию» пока не разрешимых дилемм.

Какой выбрать путь? Можно ведь выиграть, а можно прогадать. Либо все, либо ничего.

Образно говоря, оранжевая  коалиция для Ющенко – это как брежневский поцелуй взасос. Уже и противно, а не оторвешься.  Внешне – любовь, а дышать нечем.  А коалиция с ПР  –  стабильно и надолго, словно рукой за шею схватили. И отнюдь не костлявой рукой голода, (как пытались взять большевики в 1919-м), а мускулистой рукой с «роллексом».  

Так что в этих браках по необходимости Ющенко нужно определиться с расчетом.

Сейчас как-то в процессе политических торгов не уделяется должного внимания координатору большинства. Неужели статус негласного лидера парламентской коалиции ничего не стоит?

Лидер большинства - это организатор коалиции, ее технический модератор, а, может быть, и такой себе Генеральный секретарь. От позиции этого человека будет зависеть очень много. В 1921 году секретарем РКП(Б) стал Сталин. Никто этому не придал значения, ведь были лидеры: глава Совнаркома, вождь партии, глава ЦИК, так какая разница, кто им станет? А через 5 лет этот секретарь рулил страной, потому  что это очень важно – подбор кадров, организация людей, аппарат.

Аппаратная власть вообще ведь очень важная штука. Будет же аппарат коалиции, а отвечать за него будет именно лидер большинства. Повестка дня играет очень большую роль – что рассмотреть, в каком порядке. Таким образом,  фигура координатора большинства, или секретаря коалиции, или главы коалиции - как техническая фигура -  приобретает политическую роль. Тем более в такой ситуации, когда аппаратные игры   никуда не ушли. Они действуют. Аппаратная власть это то, что неуничтожимо на постсоветском пространстве, это то – без чего ничего не случается и не происходит.

Какая роль в большой политической игре отводится спикеру парламента?    

Спикер парламента?  Если кто-то из «Нашей Украины» - один вариант. Тогда связка – коалиция – Президент - «Наша Украина». Если спикер -  кто-то из коалиции, то его могут и «мимо пройти». Если спикером станет кто-то от коалиции, то его желание поиграть на этом будет сильным, но все равно не будет такого, как было раньше – спикер всех народных депутатов со своей стратегией и тактикой. Раньше спикер выстраивал свое поведение как руководитель всей этой депутатской корпорации. Теперь этой корпорации не будет. Будет большинство и оппозиция. Хотя спикер может играть или заигрывать с оппозицией.

Назовите несколько возможных вариантов.

Если премьер Ехануров, то схема такая:  премьер – спикер – партия спикера (если спикер от ПР – тогда это сильный спикер) - координатор большинства, как фигура дипломатичная, умеренная и промежуточная.

Ситуация с помаранчевой коалицией отмоделирована больше. Тут все понятно: премьер Тимошенко – спикер Мороз – координатор большинства Безсмертный. Это совсем другая ситуация.

Роль спикера будет зависеть от того, кто придет, какая будет коалиция, с кем будет большинство, кто будет премьер-министром. Как будет отработан механизм премьер-министр – коалиция и так далее. О чем это говорит? Нет спикера в своем Отечестве. Это значит, что процедура ничего не решает. Мы можем сказать, какие полномочия есть у спикера, что он приобретает, а что теряет. Но все зависит от того, КТО придет, каким будет весь коалиционный шафт,  только тогда проявится роль истинная роль спикера. Сейчас, в качестве одиночного номинанта новая роль спикера до конца не ясна.

Это как в спорте. В одиночных видах подбирают спортсмена, а в команде – игроков. Сейчас обязательно нужна коалиционная командная сыгранность. Кто-то может быть прекрасным игроком, но совершенно не подходить команде. Вот и спикер у нас будет «играться в пакете». И только в пакетном варианте его и можно будет понять.

«Футбол превращается в регби.  В украинской политике - то же самое»

Какова роль Секретариата Президента в новых условиях? Как она зависит от коалиционных раскладов?  

Роль Секретариата будет  высокой независимо от раскладов, ведь Президент в любом случае остается главой государства со своими государственными функциями: административно-государственными, внешнеполитическими, общегосударственными. Роль секретариата в качестве координатора этих функций остается незыблемой. Более того, она должна усиливаться.

Безусловно, многое будет зависеть от того, как будут расписаны коалиционные фигуры и какой будет шахматная доска коалиции – на какой клеточке кто будет стоять.

Будет «окоалиционизированный» премьер, окольцованный обязательствами, – он не опасен, поскольку будет плотно работать с Президентом. Президент в таком случае  автоматически будет больше работать с Кабмином.

Если же премьер – суверен,  действительно премьер-министр Украины, тогда роль  Секретариата резко возрастает, и он должен играть бОльшую роль.

Главная задача, которую уже сейчас необходимо решить  Секретариату - перейти от тех бюрократических и коротких политических игр, который он ведет сейчас,  к прогнозированию и стратегированию роли Президента как главы  государства. Тогда можно будет постепенно ослабить контроль над тем,  что происходит  в регионах, в Кабмине, в парламенте. Этим будут заниматься координаторы, премьер, члены коалиции, а Секретариат  займется именно государственной деятельностью Президента. Не политической, и тем более не конфликтно-политической, когда глава государства сначала   создает конфликт,  а потом его решает, тем самым легитимируя себя в политическом сообществе. Нет, функции Секретариата - способствовать тому, чтобы заработали в полную силу политические  процедуры. Секретариат должен уйти в сферу перспективной стратегической деятельности.

Ну, это не для Банковой – заниматься только стратегией.  

У Президента остается внешняя политика, оборона, губернаторы, культура, остается то, что называется общенациональным лидерством. Не лидерство исполнения, не исполнительное лидерство, не лидерство в плане партийной или коалиционной политики, а общенациональное лидерство. В результате этого, якорь президентства будет не в нынешних внутриполитических проблемах, не в нынешней политической сутолоке, и не в политической пыли, которая сопровождает сейчас наш политический футбол не на травяном газоне. Якорь Президентства тогда будет заброшен на высокую перспективную гору, к подножию которой должна приблизиться страна.          

Пока же, все, что  у нас происходит во внутренней политике, напоминает политику внешнюю.

В чем разница?

В том, что во внутренней политике есть свои правила и процедуры, а во внешней они довольно размыты – есть, к примеру, этикет, но нет системы. Правила есть, но они не главные. Во внешней политике большую роль играет то, какова история страны, сколько вооружения, какие у вас лидеры,  и как вы себя ведете. Во внешней политике всегда двойные стандарты, там царит анархия.  Ведь в демократизированных странах  – основная единица не партия, а политическая система, имеющая свои процедуры.  А у нас такой системы нет, нет политической платформы, от которой бы отталкивались все игроки. У нас каждый пытается навязать свою игру другому.    

Это как в футболе – есть  четкие правила, но по ним никто не хочет играть. И футбол превращается в регби.  В украинской политике - то же самое.

Коалиция у нас формируется не по процедуре, а  в силу баланса сил – кто сильнее, тот и диктует условия.  Сейчас Президент оказался сильнее. И получается, что совершенно не важно, сколько процентов набрала  НУ на выборах в парламент – у нее есть Президент. И не важно, сколько у БЮТ голосов, а сколько у Регионов. Все будет решать, в конечном счете Президент,  и много зависит от того, кто наглее и кто будет давить сильнее.

Давить на Президента?

На ситуацию, на процесс,  друг на друга  и на Президента. Вот в этом и состоит  парадокс, потому что переход к парламентско-президентской республике в условиях конституционных дырок, дефицита правил игры в «парламентскую республику», неожиданно усилил позицию Президента. На время, конечно. Но этот прецедент – «Приходите княжити,  Виктор Андреевич, на коалицию, потому что без вас тут никак» - свидетельствует о том, что моделирующая,  арбитражная и брокерская роль Президента в  пост-выборном процессе усилилась.  Но исход игры пока не ясен. Все зависит от того, как поведет себя новый премьер и партия премьера. Только после этого мы увидим  заключительную фазу «столкновения республик».

 

Наталья Шамрай, "Главред", 04 мая 2006 года




Предыдущие материалы из раздела
Развод по-украински
18.07.2006, 19:08
Последние события в Киеве из Москвы представляются неким хаосом. Может быть, потому, что в России их некому пока адекватно описывать. Даже по недавно ...
Конституция – это политическое тело государства, и оно должно иметь свои органы
03.07.2006, 16:52
В последнее время все чаще ведутся разговоры о том, что нынешняя Конституция Украины 1996 года устарела и ее надо менять. Так ли это? Бесспорно, ...
Проход по минному полю с преследователем за плечами
30.06.2006, 13:18
«Оранжевое» парламентское большинство наконец-то создано. Но ситуация в украинском политикуме остается крайне сложной и оттого интересной. О том, ...
ГУАМ всегда будет дополнительным институтом к СНГ
22.05.2006, 15:20
22 мая в Киеве пройдет саммит союза государств Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия (ГУАМ). О саммите рассказывает Вадим Карасев, директор ...
Мороз не стоятиме на заваді Тимошенко-прем’єрові
19.05.2006, 15:20
Директор Інституту глобальних стратегій Вадим Карасьов говорить про причини затягування часу з боку ”Нашої України” та впевнений, що на сьогодні її ...
«Вторая пятерка – не аутсайдеры».
12.05.2006, 16:44
Политолог и главный политтехнолог партии «Виче» Вадим Карасев утверждает, что проведенной избирательной кампанией доволен. Хоть политическая сила и ...
Мониторинг

Мониторинг