Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
30.06.2006, 13:18


Проход по минному полю с преследователем за плечами


«Оранжевое» парламентское большинство наконец-то создано. Но ситуация в украинском политикуме остается крайне сложной и оттого интересной. О том, какие рифы подкарауливают «оранжевый корабль» в его плавании, с корреспондентом «2000» беседовал директор Института глобальных стратегий ВАДИМ КАРАСЕВ.

Коалиция покажет, кто думает о себе, а кто о стране

— Большинство, называющее себя демократическим, создано. И именно в «оранжевом» формате. Можно перевести дух?

— Ни в коем случае! Нас ожидает длительный и драматичный «посткоалиционный» период. В чем его особенность, так сказать, драматургия? Во-первых, перед большинством стоят сложнейшие социально-экономические задачи. Уже 1 июля на повестке дня встанет вопрос переутверждения цены на российский газ. Именно с ценой на энергоносители во многом связана потенциальная успешность социальных планов будущего кабинета. И цена эта под большим вопросом. А ведь имеются еще и нерешенные политические проблемы. Так что вряд ли стоит ожидать вечного мира в «оранжевой» семье.

Но тут есть одна тонкость. Говорят о «запрограммированности» взрыва. О том, что он изначально предопределен назначением на пост премьера Юлии Тимошенко и одновременным помещением в кресло спикера Петра Порошенко. На мой взгляд, лучше все-таки не говорить о некоей бомбе с часовым механизмом, которая обязательно сработает рано или поздно. Скорее все это похоже на минное поле. Двигаться по нему нужно предельно аккуратно, след в след. И тогда взрыва можно будет избежать. Тем более что все в принципе понимают, где находятся наиболее опасные места. Квотный спикер и квотный премьер, вне зависимости от того, станут ими Порошенко и Тимошенко или нет, просто обречены двигаться в связке. Ошибка одного или даже неверное направление хода другого приведут к краху. Так двигаются вагоны поезда, нитка скользит за иголкой. Необходима полная синхронность. Украинская элита обязана поставить интересы страны выше своих клановых.

А с этим сложно. «Помаранчевая коалиция» — это ведь фактически тоже «Большая коалиция». Во-первых, люди разные. Во-вторых, разные идеологии и программные цели. Это не одна, а три силы. Остается опасность того, что возникнет спор, кто будет ведущим, а кто ведомым. Кто станет ниткой, а кто иголкой.

Чтобы амбиции не привели «оранжевых» к краху, с самого начала и выработаны правила игры: регламент, пункты коалиционного соглашения. Кроме того, в спину нынешним победителям дышит могущественная оппозиция, в лице в первую очередь Партии регионов, которая готова в удобный момент взять на себя ответственность.

Таким образом, нынешняя коалиция, парламентское большинство — это тест для политической элиты на умение играть в команде. Украинские политики обязаны предъявить народу не антрепризу на троих актеров, а поставить полноценный политический спектакль. При этом нужно учитывать, что надежды на сохранение коалиции на протяжении всей парламентской каденции слишком оптимистичны. Для украинских условий она представляет собой супернепростую конструкцию. С течением времени ее состав может резко измениться. Так, если сейчас союз «НУ» и ПР для многих психологически невозможен, то в 2008—2009 гг. он уже не будет таким драматичным. «Нашей Украине» запросто могут понадобиться, например, услуги Партии регионов. Хотя бы для улучшения отношений с Россией. Из нашей жизни уйдет революционный футуризм. Революции всегда порождают футуристические ожидания, запросы. Все ждут чего-то большого, масштабного, великого, наконец. Но потом эта волна неизбежно спадает.

— Получается, что ради блага страны политики обязаны не только наступить на горло собственному бонапартизму, но и еще быть готовыми демонстрировать приличествующую моменту гибкость. И общество должно быть готово спокойно ее воспринять.

— В современном мире политики постоянно демонстрируют гибкость, создавая самые причудливые и, казалось бы, неимоверные союзы. Пример: большая коалиция в ФРГ.В наших условиях такая вот «закоалиционированность» привела к тому, что все в ответе за других. Выпадение одного звена из этой цепочки приведет к обвалу всей конструкции. Поэтому хотя и сохраняется конфликтность среди участников на личностном, психологическом уровне, конфликту политическому постараются не дать родиться. Хотя бы из чувства самосохранения.

Петру Порошенко и Юлии Тимошенко выпала редкая возможность второй раз войти в одну и ту же реку. Вопреки всем философским канонам. Но третьей такой возможности им не представится. (При этом положение Тимошенко предпочтительнее, так как за ней стоит довольно мощная партия, которой у Порошенко нет). Кроме того, «вести себя прилично» этих «коалициантов» заставит то самое дыхание в их спину Партии регионов. Они просто вынуждены будут на людях держать лицо: «Друзья, прекрасен наш союз!»

— Что же остается всем нам? Жить в пресловутую «эпоху перемен»?

— Дело в том, что Украина в самом начале долгого эволюционного пути, на который она вступила в 2004 г. Это путь, ведущий к разделению власти и бизнеса. У нас до сих пор действует система «власть — собственность». С уходом Кучмы она сохранилась. Однако оказались неработающими старые, пускай неформальные, но правила игры.

В итоге не осталось никаких правил. Нынешний президент этим заниматься не хочет и не может. Выработкой новых правил и должно заняться новое правительство и его глава. Образно говоря, это должен быть уже коллективный политический олигарх. Новый премьер-министр в украинских условиях — не чистый политик, который пришел на время проводить курс своей партии. От него во многом будет зависеть, восстановится ли постепенно старая система «бизнес — власть» либо мы будем двигаться дальше, разделяя этот симбиоз.

Кроме того, не решен главный вопрос: самоидентификации. Мы еще точно не знаем, кто мы. Не определились с тем, кто наши друзья, а кто враги. Страна расколота. Потому-то так долго и мучительно рождалась коалиция. При этом линия разлома проходит не по политическим и идеологическим пристрастиям. Это раскол региональный, во многом обусловленный расколом культурным. У нас не экономика определяет политику, а культура. Культурные и экономические факторы наслаиваются друг на друга.

Сформировался некий винегрет. В таких условиях и коалиция получилась винегретная. Да, она наконец создана. Но при этом кто-то из участников политического процесса непременно все-таки считает себя обиженным. В наших условиях это плохо. На Западе существует понятие «хороший проигравший». Да, ты проиграл. Но проиграл не всю игру, а только один тайм. Там победитель и побежденный жмут друг другу руки и с достоинством расходятся. У нас проигравший теряет все.

Вот почему нам предстоит еще добрых десять лет находиться в процессе структурных изменений, начатых в 2004 г. Эти изменения касаются глубинных основ бытия украинского гражданина. Мы только в начале этого пути. Тут риск в том, что общество может устать от нерешительных политиков и востребовать сильную личность. А она появляется только тогда, когда возникает в ней потребность. В 2004 г. был запрос на политика вроде Ющенко. На минувших парламентских выборах голосовали уже за политиков с четко сформулированными радикальными лозунгами. Таковых деятелей предлагали ПР и БЮТ.А вот «Наша Украина» уже не имела востребованного лидера. Отсюда итог выборов.

Последний шанс «оранжевого» проекта

— Как вы прокомментируете ситуацию, при которой действительная сила, «имеющая наибольшую поддержку», как-то выпала из обоймы большинства?

— Действительно, в ряде европейских стран глава государства поручает формирование правительства, как правило, тому политическому лидеру, чья партия набрала на выборах наибольшее количество голосов. Hо, во-первых, такая норма у нас не зафиксирована в Конституции. Поэтому политические силы искали свои механизмы формирования коалиции. Причем происходило это без административного принуждения сверху. Именно сейчас закладываются институциональные основы будущего политического устройства страны. А во-вторых, бело-голубые сформировать свою собственную коалицию не могли, не хватало голосов, в то время как оранжевые располагали необходимым количеством мандатов для создания коалиции.

Партии регионов, чтобы иметь шансы, нужно было привлечь на свою сторону какую-либо оранжевую политсилу или же по крайней мере какую-то ее часть. Впрочем, «Регионы» все-таки являлись участником коалиционного процесса, хотя и в любопытном качестве — как запасной коалиционный вариант «Нашей Украины».

— Почему все-таки «НУ» не решилась на блок с Партией регионов?

— СПУ, БЮТ и «НУ» имеют во многом общую политическую биографию, главные вехи которой — «борьба с кучмизмом» и Майдан. Кроме того, следует учитывать, что легитимность первого президентского срока Ющенко проистекает из Майдана. И чтобы эту легитимность подтвердить, президент был крайне заинтересован в том, чтобы дать «оранжевому» проекту еще один шанс в надежде, что все сделали выводы из кризисов в отношениях в 2005 г. Думаю, нынешнее парламентское большинство — последний шанс для «оранжевого» проекта.

Его прочность во многом зависит от регламентных коалиционных норм — механизмов коллективной политической ответственности, системы сдержек и противовесов внутри самой коалиции, системы межпартийного и внутрипартийного контроля и тому подобного. Если удастся достичь приемлемого баланса политических и/или экономических интересов всех субъектов коалиции, то она может быть дееспособной, как я уже говорил, минимум три года. Если личностные конфликты и дрязги приведут к неуспеху «оранжевого проекта-2», это вызовет глубокие изменения не только в электоральных настроениях, но и в психологии общества.

Вождь как гарант «идеалов Майдана»?

— В чем причина популярности Юлии Тимошенко? Раньше ее партию «Батьківщина» рассматривали не более как бизнес-проект. Сейчас она постепенно оформляется в идеологическую партию вождистского типа. При этом национал-демократы любят подчеркивать, что вождизм и авторитаризм якобы не присущи украинской политической традиции. Как бы вы объяснили сложившуюся ситуацию?

— Выборы показали, что востребован либо популистский стиль, либо стиль сильных, энергичных и жестких (в принципиальных ситуациях) политиков. Можно много говорить о харизме и экспрессивности имиджа Тимошенко. Однако мартовский ее результат объясняется не только этим.

Во-первых, помаранчевый электорат голосовал за второго лидера революции.

Во-вторых — не последнюю роль сыграла дискредитация «НУ» и отток части майданного электората к БЮТ.

В-третьих. Есть такая старая формула — твоих избирателей столько, скольким ты лично пожал руку. И в отличие от своих партнеров по Майдану, Юлия Владимировна избрала тактику непосредственного общения с избирателями, что позволило ей лично «накрыть» большой электоральный сегмент. Такая тактика не может сравниться по массовости охвата с «телевизионной политикой», однако значительно превосходит ее по эффективности.

И в-четвертых — Юлия Тимошенко стала в глазах избирателей запада и центра страны гарантом нерушимости идеалов Майдана (в отличие от «НУ», неоднократно позволявшей себе внешне объединительные, а по сути — оппортунистические мессиджи) и по большому счету — его лидером. Как ни банально, но принципиальная позиция по поводу недопустимости объединения с ПР и «донецкофобия» жителей этих регионов сыграла одну из ключевых ролей в ее победе.

При этом Тимошенко является, пожалуй, самым гибким украинским политиком. Для достижения своих целей она способна на самый неожиданный ход. В том числе и при выборе союзников.

— Останется ли Украина парламентско-президентской республикой или реформе будет дан задний ход?

— Это как раз и есть ключевой вопрос коалиции. Помаранчевая коалиция, особенно если она будет иметь стратегический и долгосрочный характер, окончательно инсталлирует в Украине партийную систему, систему партийной ответственности и доминирование коллегиальных, коалиционных техник принятия решений — в таком случае можно будет говорить, что парламентско-президентская республика состоится. Именно партии станут реальной властью и во многом подменят собой существовавшую до этого административную вертикаль.

А вот коалиция «НУ»— ПР по крайней мере на определенное время фактически вполне была бы способна законсервировать механизмы президентско-парламентской республики.

Но политреформа, судя по всему, — уже необратимый процесс.

Юрий Демин, Портал "2000",30 июня 2006 года. 




Предыдущие материалы из раздела
Развод по-украински
18.07.2006, 19:08
Последние события в Киеве из Москвы представляются неким хаосом. Может быть, потому, что в России их некому пока адекватно описывать. Даже по недавно ...
Конституция – это политическое тело государства, и оно должно иметь свои органы
03.07.2006, 16:52
В последнее время все чаще ведутся разговоры о том, что нынешняя Конституция Украины 1996 года устарела и ее надо менять. Так ли это? Бесспорно, ...
ГУАМ всегда будет дополнительным институтом к СНГ
22.05.2006, 15:20
22 мая в Киеве пройдет саммит союза государств Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия (ГУАМ). О саммите рассказывает Вадим Карасев, директор ...
Мороз не стоятиме на заваді Тимошенко-прем’єрові
19.05.2006, 15:20
Директор Інституту глобальних стратегій Вадим Карасьов говорить про причини затягування часу з боку ”Нашої України” та впевнений, що на сьогодні її ...
«Вторая пятерка – не аутсайдеры».
12.05.2006, 16:44
Политолог и главный политтехнолог партии «Виче» Вадим Карасев утверждает, что проведенной избирательной кампанией доволен. Хоть политическая сила и ...
«Оранжевая коалиция для Ющенко – как брежневский поцелуй взасос. Уже и противно, а не оторвешься»
04.05.2006, 11:39
Бои без правил напоминает украинская политика директору Института глобальных стратегий Вадиму Карасеву. Добей того, кто споткнулся – ...
Мониторинг

Мониторинг