Выгодно купить кромкооблицовочный станок можно в Станки-бу.рф
Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
03.07.2006, 16:52


Конституция – это политическое тело государства, и оно должно иметь свои органы


В последнее время все чаще ведутся разговоры о том, что нынешняя Конституция Украины 1996 года устарела и ее надо менять. Так ли это?

Бесспорно, она устарела. Если бы она не устарела, не было бы ни предложений по ее изменению, ни конституционной реформы, ни контрнамерения отменить эту реформу или откорректировать.

Так образом Конституция как основной закон и как документ, устанавливающий правила игры постоянно находится в процессе желаемых либо реальных изменений. И это не должно удивлять, поскольку наша конституция – это конституция страны, которая, во-первых, находится в перманентном переходном состоянии. Во-вторых, в поиске национальной идентичности, оптимального политического институционального дизайна, и политические элиты рассматривают конституцию не как конституционный строй, не как конституированное политическое тело, на базе которого может строиться государственная политическая структура, административная система, механизмы принятия решений, но как система больших политических перераспределительных игр.

Основной родовой признак Конституции Украины это то, что ее постоянно пытаются использовать в качестве инструмента легитимации интересов больших политических групп. Кто-то рассматривает ее как инструмент перераспределения власти в свою пользу, кто-то – как инструмент стабилизации и укрепления своей власти, придания ей «бетонного легального статуса», за рамками которого можно было бы спокойно проводить свою политику.

Отношение к конституции не как к фундаментальному, но как инструментальному документу и делает ее постоянным объектом атаки хищнических элит. Собственно, сама эволюция конституции происходила по такому инструментальному сценарию. Конституция 1996 года это не какое-то новое политическое тело, за основу была взята Конституция Украинской ССР. Внесенные изменения были существенными, но вряд ли можно сказать, что новая конституция стала фундаментально новым документом, учреждающим не просто новое государство, но фундаментально новый политико-экономический строй. Поэтому новая конституция неизбежно носила характер актуального компромисса между президентом и парламентом. Скорее это был даже не документ, учреждающий новый строй, сколько пакт элит, которые были доминантными в середине 90-х годов и группировались под институциональными «крышами» президента и парламента.

Как показала практика, тот набор элит и их инструментов сейчас исчерпан и стал абсолютно неактуален. После помаранчевой революции, выборов 2006 года пролонгирование многих элементов конституции как пакта элит середины 90-х годов являет собой неприкрытый политический анахронизм. Не случайно эксперименты с изменением конституции ведутся уже с 2002 года, затем это вылилось в политическую реформу, которая была смоделирована кучмистскими элитами. Сейчас элиты оказались в новой эпохе – «оранжевой» и одновременно заложниками той конституционной конъюнктуры, которая определяла украинскую политику в 2002-2004 годах.

В новых условиях, в пост-оранжевой политической системе, коалиционной практике формирования правительства, в условиях перехода к выборной модели формирования исполнительной власти многие изъяны предыдущей конституционной конъюнктуры начинают определять новый раунд политической игры и текущую политику.

Все это, при многих положительных моментах, будет вызывать у нынешнего политического класса Украины недовольство либо осознание того, что конституция требует модернизации и внесения изменений, адекватных современной как внутренней, так и геополитической конъюнктуре.

Если же сместить фокус анализа не на пакт элит, а на более фундаментальные вещи, то также можно прийти к выводу, что либо конституцию нужно менять, либо создавать новый конституционный текст, уже без латок, штопанья, хотя они сегодня и в моде. Нужно будет учесть, что рано или поздно Украина будет в НАТО – и это должно быть отражено в конституции. В ней должны быть более четко прописаны базовые ценности, определяющие политическую идентичность не только режима, но украинскую национальную идентичность. Без этого может быть конституция, но не может быть конституционного строя.

Конституция – это политическое тело, и это тело должно иметь самосознание, свое лицо, свою идентичность, но в Украине этот вопрос пока не решен. Наша конституция есть и до сих пор используется как набор правил политической игры, но не как документ, определяющий конституционный строй, который объединяет общество на некой базовой ценностной платформе, общем понимании государственной жизни.

Нам еще предстоит решить проблему трансформации конституции в конституционный строй, конституции – в тело государства, которое определило бы здоровый, функциональный и эффективный организм государства, реализацию прав человека и работу социальной сферы, к чему наша конституция пока имеет косвенное отношение.

Как вы считаете, конституцию будут и дальше латать, меняя отдельные положения, либо будут менять целиком?

Все зависит от расклада политических сил. Парадокс и алогичность ситуации заключается в том, что конституция определяет политику, отношения политических сил, правила политической игры, средне- и долгосрочную политическую конъюнктуру, но в то же время политики определяют условия, при которых работает та или иная конституция. В конечном счете, политики принимают решения, какой должна быть та или иная конституция. Однако конституция определяет, какие политики, в каком качестве и в каком статусе будут определять жизнь государства.

Какой будет сделан выбор – либо создан принципиально новый конституционный текст страны, которая сделала трансатлантический выбор или что-то иное – тогда нужен будет новый текст. Скорее, политическая конъюнктура будет определять будущие конституционные изменения, нежели наоборот. Тем не менее, вызревает определенный политический консенсус о том, что конституция 1996 года, просуществовав 10 лет, оптимизировала траекторию переходного периода Украины. Постсоветская эпоха заканчивается. Наступает и новая геополитическая эпоха, новая эпоха международных отношений. Соответственно, и конституция, как политическое тело государства должно меняться, тело государства должно быть функциональным, способным решать те задачи, которые ставятся как внутри него, так и вовне. И это тело должно иметь соответствующие органы, чтобы решать такие задачи.

Если же конституция останется прежней, то она лишь законсервирует переходный статус государства и работать не будет. Политика будет сама по себе, а конституция сама по себе. Однако политики будут создавать прецеденты, будут заниматься формотворчеством, мы уже видим, как это происходит в процессе создания коалиции, когда создаются определенные «реперные точки», которые затем могут превратиться в политическую традицию или политический институт.

А что население может получить от новой конституции?

Население от нее ничего не получает. Для простого человека важно, чтобы она определяла и защищала его права, гражданские и политические, тройственную формулу прав и свобод гражданина, известную еще со времен Локка: право на жизнь, свободу и собственность. Конституция должна защитить человека от внешней опасности, от военных конфликтов, от внутренней гражданской войны. Вообще от любого рода войн, начиная от вооруженных конфликтов и заканчивая информационными и психологическими, а также от посягательств на личную жизнь, право на неприкосновенность жилища, вообще право на неприкосновенность, и политические свободы – право избирать и быть избранным, и конечно, право на собственность – то есть право людей быть самостоятельными. Это проблема конституционного строя, потому что конституционный строй это не только конституция, это судебная система, Конституционный Суд и так далее.

Нужен фундаментальный сдвиг и в умах элит, и в умах граждан, потому что конституция у нас рассматривается пока лишь очень ограниченно , а не органично . Но конституционный дизайн шире институциональных правил игры, он включает в себя фундаментальные права и свободы, а также инструменты обеспечения их защиты. Поэтому когда нет Конституционного Суда, обычные суды коррумпированы или неработоспособны, это значит, что есть тело, но нет органов, нет адекватного политического инструментария.

Записал Андрей Маклаков, "Диалог", 03 июля 2006 года.




Предыдущие материалы из раздела
Развод по-украински
18.07.2006, 19:08
Последние события в Киеве из Москвы представляются неким хаосом. Может быть, потому, что в России их некому пока адекватно описывать. Даже по недавно ...
Проход по минному полю с преследователем за плечами
30.06.2006, 13:18
«Оранжевое» парламентское большинство наконец-то создано. Но ситуация в украинском политикуме остается крайне сложной и оттого интересной. О том, ...
ГУАМ всегда будет дополнительным институтом к СНГ
22.05.2006, 15:20
22 мая в Киеве пройдет саммит союза государств Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия (ГУАМ). О саммите рассказывает Вадим Карасев, директор ...
Мороз не стоятиме на заваді Тимошенко-прем’єрові
19.05.2006, 15:20
Директор Інституту глобальних стратегій Вадим Карасьов говорить про причини затягування часу з боку ”Нашої України” та впевнений, що на сьогодні її ...
«Вторая пятерка – не аутсайдеры».
12.05.2006, 16:44
Политолог и главный политтехнолог партии «Виче» Вадим Карасев утверждает, что проведенной избирательной кампанией доволен. Хоть политическая сила и ...
«Оранжевая коалиция для Ющенко – как брежневский поцелуй взасос. Уже и противно, а не оторвешься»
04.05.2006, 11:39
Бои без правил напоминает украинская политика директору Института глобальных стратегий Вадиму Карасеву. Добей того, кто споткнулся – ...
Мониторинг

Мониторинг