Оригинальные запчасти ВАЗ
Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
18.07.2006, 19:08


Развод по-украински


Последние события в Киеве из Москвы представляются неким хаосом. Может быть, потому, что в России их некому пока адекватно описывать. Даже по недавно высказанному мнению высокопоставленного чиновника администрации президента России Модеста Колерова, в Москве нет настоящих специалистов по современной политике стран СНГ. Похоже, что почти прервались и связи между политиками и интеллектуалами двух очень близких до недавнего времени народов. О современных отношениях между двумя странами мы поговорили с одним из самых известных украинских политологов Вадимом Карасевым.

– Вадим Юрьевич, на каком уровне, по вашему мнению, находятся сейчас межгосударственные отношения между Украиной и Россией?

– Они находятся скорее не на этапе интеграции, а на этапе дезинтеграции. Процесс дезинтеграции между Украиной и Россией вписан в более широкие рамки дезинтеграции, распада и эрозии постсоветского пространства. В 1991 году произошел территориальный распад СССР. Сегодня продолжается этот распад, но уже не в рамках распада территории, возникновения новых суверенных государств, а в рамках распада общих пространств, прежде всего экономического и энергетического. Украинская экономика была вписана в российское энергетическое пространство, имела привилегированный доступ к российским нефти и газу. А после того как Россия стала переходить в расчетах с бывшими советскими республиками на мировые цены на газ, то это фактически вывело Украину из общего энергетического и даже экономического пространства. Еще один немаловажный момент, а, может быть, самый важный, – это украинские президентские выборы 2004 года и парламентские выборы 2006 года, которые фактически подтвердили и закрепили результаты 2004 года.

До 2004 года, до президентских выборов, отношения Украины и России строились как отношения элит. До серии «цветных» революций в рамках постсоветского пространства были не совсем самостоятельные государства, хотя они и назывались государствами независимыми. Это были скорее союзы господств постсоветских элит, которые имели общее происхождение. Вот, например, модель преемника, которая опробована на российском электоральном и политическом материале. Была такая попытка опробовать эту модель в других странах, прежде всего на Украине, в Азербайджане, Казахстане. Где-то реализация этой модели обновления власти получалась. Но на Украине она дала сбой. И это значит, что распалась связь не только времен советских и постсоветских, а распалась связь элит, и на Украину пришла другая элита. Она западно ориентирована, евро ориентирована, это не советская и даже не постсоветская элита. У Высоцкого, помните, была такая песня: жил в гостинице «Советской» не советский человек – мистер Джон Ланкастер Пек. Так вот люди, которые пришли к власти сегодня на Украине, прежде всего Виктор Ющенко, это абсолютно «не советский человек».

– Что значит «несоветский»?

– Знаете, есть такие понятия у Мишеля Фуко – капилляры власти, микрофизика власти. Это совместные обеды, бани, охота – это то, что советские элиты любят на досуге. Вот эти досуговые практики во многом были и политическими, потому что в таких застольях, встречах с галстуками и без галстуков обговаривались какие-то важные вещи, которые затем предлагались дипломатам, и они уже окончательно оформляли какие-то внешнеполитические решения в акции. Вот эти охоты, бани, сауны и прочие парные и непарные варианты досуга абсолютно чужды сегодняшнему украинскому президенту и людям, которые сегодня в украинской власти.

– Вы в этом уверены? Может, все это еще происходит?

– Нет. Это чувствуется, чувствуется по стилистике жизни. Ющенко ведет совершенно другую жизнь, она открытая, семейная. Он подчеркивает, что у него большая семья. Может быть, в чем-то это напоминает барские формы, но тем не менее это так. И вот что важно: раньше отношения между Украиной и Россией формировались именно как отношения элит. Отношения элит держались вот на таких совместных формах проведения досуга в Москве, Киеве, Подмосковье или в Крыму, это зависело от времени года. Сейчас таких практик нет. Это значит, что элиты не дружат, отношения между государствами как отношения между элитами распались. Но отношения между Украиной и Россией как государствами, еще не сформировались. Механизма отношений между Украиной и Россией еще нет. Собственно и отношений нет. Есть различные акции, есть реакции, есть давления, есть демарши, но отношений, которые бы имели долговременную основу, отработанные механизмы, нет, кроме большого договора 1997 года. Однако Украина уже ставит вопрос о досрочном прекращении аренды Севастополя в качестве базы Черноморского флота России. Мы видим, что Россия переходит на иные формы отношений с постсоветскими государствами: это уже не имперские, не империалистические формы, это то, что называется ресурсом национализма, Россия сегодня больше говорит о суверенности, в том числе суверенной демократии, нежели о каких-то больших интеграционных проектах, которые смогли бы покрыть пространства бывшего СССР.

– Итак, специфические советские и постсоветские элиты на Украине больше не определяют политику. А возникла ли на Украине другая элита? И что она собой представляет?

– Если говорить об элитных сортах, то вряд ли Украина и Россия могут похвастаться качественным отбором элит. И тем не менее, если посмотреть на список победителей парламентских выборов на Украине: Партия регионов, «Блок Юлии Тимошенко», партия «Наша Украина», вы там не увидите почти постсоветских номенклатурных политиков. Даже Партия регионов при всей ее условной пророссийскости привела в Раду совершенно новое поколение людей, прежде всего поколение бизнеса, которое в начале 1990-х годов, пройдя все этапы первоначального капиталистического накопления и политического становления, сегодня вышло на политическую авансцену Украины. Там почти нет «совка», там есть хищники, новые бизнесмены-политики – жесткие, прагматичные, знающие, что такое лучшие бутики Лондона, Парижа, что такое курорты Ниццы, Монако, что такое офшоры и прочие прелести буржуазного образа жизни. И это касается партии, которая является партией восточного региона Украины, близкого к России. А если говорить о других политических силах – «Блок Юлии Тимошенко», «Наша Украина», это абсолютно не советские люди. Для них Советский Союз – это что-то далекое, где они были бедны и куда они не хотят возвращаться, потому что они сумели «подняться» именно в несоветское время. И для которых сегодняшняя Россия, тоже нечто такое далекое, что-то такое в снегу, в непогоде и в каких-то внутренних проблемах: кавказских, дальневосточных и т.д. Независимо от правых или левых ориентаций, пророссийских или прозападных, вся украинская элита лицом сегодня повернута в Европу. А Россия – это страна, с которой надо считаться. Но, знаете, у нынешней украинской элиты есть такое выражение: «Россия наш вечный сосед». Часто так говорят. И чем больше говорят, тем больше под этим угадывается другой смысл – «это наша вечная проблема». Так это звучит. Поэтому говорить о том, что украинская элита сформирована, пока еще рано, но то, что нынешний правящий класс Украины сменил постноменклатурную, постсоветскую обойму – это безусловно. Уже сегодня в элите вы почти не увидите красных директоров, генералов и т.д. Если и остались, то это какие-то одиночные реликты, которые призваны символизировать связь времен.

– Многие представители российской власти обвиняют новых политиков Украины в национализме. Вы же утверждаете, что власть эта абсолютно космополитична? Получается, что националистический период на Украине уже прошел, а в России продолжают смотреть на происходящее здесь, как на взрыв национализма?

– Парадокс в том, что президент Ющенко не националист, как это принято считать в России. Он транснационалист, или мультинационалист, или глобалист, – называйте как угодно. Ющенко наднационалист в экономике и субнационалист в культуре. Как банкир он оперирует финансовыми потоками в глобальных масштабах. А как либералу ему не важно, какая корпорация, какого происхождения работает на Украине, главное, чтобы она платила налоги, давала рабочие места. В этом смысле он транснационалист. Более того, он принципиальный сторонник постепенной интеграции Украины в Европу, открытого рынка. А субнационалист, поскольку он сторонник сельских, консервативных ценностей. Транснационалист и либерал в экономике, и субнационалист и консерватор в культуре. Вот такой интересный синтез. Кстати, это и помогло ему выиграть президентские выборы. Потому что он пользуется поддержкой бизнеса и среднего класса и в то же время сельского населения, которое на Украине живет бедно и испытывает все «прелести» того, что Маркс называл идиотизм деревенской жизни. Еще один парадокс в том, что «донецкие», Ренат Ахметов, Виктор Янукович, не будучи транснационалистами и субнационалистами, являются экономическими националистами. Сегодня основным полигоном противоречий, на котором будет формироваться украинская политика, будет конфликт глобального и национального. Борьба между национальными олигархами, которые постепенно трансформируются в национальных индустриальных капиталистов с глобалистскими тенденциями нынешней власти и с глобальными транснациональными корпорациями. Эта борьба будет формировать основные зоны, основные конфликтогенные факторы украинской политики. Вокруг этих факторов будет разворачиваться политическая борьба. Более того, на базе этого нового полигона противоречий могут образовываться самые парадоксальные союзы. Например, культурные идеологические националисты запада Украины выступают против глобальных транснациональных корпораций. И вот здесь они могут быть союзниками «донецких». Это такая «фишка» украинской политики на будущие 10 лет, которая не всегда, глядя из Лондона или из Москвы, правильно оценивается. Все очень упрощенно там: национализм и интернационализм, правые и левые. А на Украине настолько парадоксальная и интригующая ситуация, что никакой однозначный аналитический фокус либо из Кремля, либо из Брюсселя, либо из Вашингтона, не сможет дать правильного диагноза, не говоря уже о рецептах влияния на украинскую политику.

– Многие российские политики кулуарно говорят, что Россия, которая очень активно влияла на предвыборную ситуацию во время выборов в Верховную Раду, в итоге все-таки проиграла. Какие есть основания так говорить?

– Несмотря на то, что партия Ющенко заняла в общем зачете лишь третье место, но в совокупности «померанчевые», «оранжевые» политические силы набрали больше всего голосов. Это значит, что, несмотря на провалы власти, большинство избирателей – это избиратели, которые поддержали Ющенко и «оранжевую» революцию в 2004 году. А то, что эта революция во многом была реакцией на навязывание Россией своих политических моделей развития и смены власти, что, очевидно, и не требует доказательств. «Прооранжевые» политические силы ориентированы на Европу. Так что парламентские выборы 2006 года фактически продублировали метополитический результат «оранжевой» революции.

Кроме этого, украинский парламент получился не настолько фрагментированным, чтобы можно было выстраивать различные мозаики. Все-таки это парламент крупных партий. В нем всего пять партий. При том, что коммунисты еле-еле преодолели трехпроцентный барьер и фактически будут аппендиксом парламента, мешать не будет – резать не будут. Будут мешать, значит вырежут этот аппендицит. Фактически четыре партии будут определять парламентскую политику.

Такая ситуация не дает простора для внешней игры, внешних манипуляций. После президентских выборов Россия была заинтересована в том, чтобы иметь много ключей ко многим замкам, ко многим дверям украинской политики. Потому что после Леонида Кучмы работать на уровне президент–президент трудно. Поэтому чем больше дверей, ключей, замков – тем лучше. Конечно, есть еще возможность для манипуляций по «связке» Тимошенко – Ющенко, однако пусть не обольщаются стратеги, тут вряд ли удастся получить какие-то серьезные геополитические бонусы. Если и можно поиграть на этих противоречиях, то придется за это платить: либо газом, либо лесом, либо чем-нибудь еще, русская земля богата, так что есть что дарить. Но самое важное, самый, быть может, главный проигрыш в том, что ни одна из партий, которая открыто в ходе предвыборной кампании демонстрировала пророссийскую направленность, не получила представительства в парламенте. Коалиция «Не так!» Леонида Кравчука проиграла с треском, чуть меньше одного процента набрали. «Блок Натальи Ветренко» был у пограничной черты, чуть не добрал. Это были «однотемные» политические партии: против НАТО, за союз России с Белоруссией. И их проигрыш означает, что пророссийские темы и партии, которые идут с пророссийскими темами, не имеют будущего. Более того, конечно, «Партия регионов» использовала пророссийские темы в предвыборной борьбе, но работать на этом поле она не будет.

Вот если бы «Блок Натальи Ветренко» и «Не так!» прошли бы в Верховную Раду, ситуация была бы иной. Я называю эти партии «партиями-хвостами». Это хвосты, которые начинают вилять собакой. Окажись в Раде, эти хвосты делали бы все, чтобы Партии регионов вовлекалась в их риторику. А в политике слово – на первом месте: сначала идут формулы словесные, лексика, дискурс, а потом уже идет решение. Но теперь очевидно, что Партия регионов «соскочит» с этой темы российской. Они, может быть, будут говорить о Едином экономическом пространстве, будут повторять Кучму, – это в лучшем случае. А что, Кучма так много дал чего-то России? Он лавировал, манипулировал российскими ожиданиями. Проблема, правда, в том, что у востока Украины нет своей интеллектуальной идеи, нет своего проекта. Интеллектуальную гегемонию на Украине осуществляет Западная Украина, киевско-галицкая элита. Ничего серьезного в интеллектуальном отношении, чтобы добавить интеллектуальную гегемонию к своей экономической гегемонии, восток Украины не сделал.

"Политический журнал", июль 2006г.




Предыдущие материалы из раздела
Конституция – это политическое тело государства, и оно должно иметь свои органы
03.07.2006, 16:52
В последнее время все чаще ведутся разговоры о том, что нынешняя Конституция Украины 1996 года устарела и ее надо менять. Так ли это? Бесспорно, ...
Проход по минному полю с преследователем за плечами
30.06.2006, 13:18
«Оранжевое» парламентское большинство наконец-то создано. Но ситуация в украинском политикуме остается крайне сложной и оттого интересной. О том, ...
ГУАМ всегда будет дополнительным институтом к СНГ
22.05.2006, 15:20
22 мая в Киеве пройдет саммит союза государств Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия (ГУАМ). О саммите рассказывает Вадим Карасев, директор ...
Мороз не стоятиме на заваді Тимошенко-прем’єрові
19.05.2006, 15:20
Директор Інституту глобальних стратегій Вадим Карасьов говорить про причини затягування часу з боку ”Нашої України” та впевнений, що на сьогодні її ...
«Вторая пятерка – не аутсайдеры».
12.05.2006, 16:44
Политолог и главный политтехнолог партии «Виче» Вадим Карасев утверждает, что проведенной избирательной кампанией доволен. Хоть политическая сила и ...
«Оранжевая коалиция для Ющенко – как брежневский поцелуй взасос. Уже и противно, а не оторвешься»
04.05.2006, 11:39
Бои без правил напоминает украинская политика директору Института глобальных стратегий Вадиму Карасеву. Добей того, кто споткнулся – ...
Мониторинг

Мониторинг