Об институте Аналитика Мониторинг Блоги
   
27.04.2004, 16:39


Кто получит глобализационный дивиденд?


В достаточной ли мере Украина задействована в процессах глобализации?

На мой взгляд, Украина даже чрезмерно включена в процессы глобализации, которые развернулись с особой динамикой и остротой после холодной войны и крушения биполярного мира. Нужно учитывать, что у нас только формируются дееспособные государственные институты, равно как и политическая нация. Поэтому, украинская чрезмерная открытость, распахнутость глобализационным ветрам является как двигателем развития украинской государственности и поиска своего места на карте мира, так и тормозом процессов образования нации, формирования мощной «внутренней» экономики.

Приведу конкретный пример. Сегодняшний экономический рост в Украине обеспечивается благодаря внешним конъюнктурным факторам и трендам, которые складываются на мировых и макрорегиональных рынках. Экономический рост в Украине экспортно ориентирован (от 7 до 14 % роста промышленного производства обеспечивается в основном за счет внешних рынков). С другой стороны, включенность украинского производства и финансовых потоков в глобальную финансовую карту приводит к тому, что этот экономический рост не ощущает население и к тому, что результатами промышленного производства пользуется лишь незначительная, продвинутая, глобализированная прослойка украинской элиты (то есть так называемые олигархи).

В связи с этим украинская экономика, как и наш социум, стали фактически бисекторальными. Одни сектора экономики (энергетика, металлургия) замкнуты на внешние рынки и финансовые потоки, динамика которых определяется за пределами Украины. Эти сектора и снимают ренту с конвертации украинского природного и промышленного ресурсов на глобальный рынок. В то же время, остаются экономические сектора, замкнутые в национальном пространстве, которые не получают внешних импульсов роста. Свои же собственные, внутренние импульсы для развития эти сектора произвести пока не способны.

Таким образом, одна часть нашего общества познает глобализацию, работая на промышленных и металлургических гигантах, другая часть - фактически включилась в неконтролированную «трудовую глобализацию» через трудовую эмиграцию в различные страны. Существует и третья часть украинцев, которая просто законсервировалась в своем нынешнем положении безо всяких перспектив на то, чтобы получить «дивиденд от глобализации».

Сегодня не стоит проблема для той или иной страны включаться или не включаться в глобализацию (кроме Северной Кореи или других «несостоявшихся» государств). Главный вопрос: на каких условиях включаться в глобализационные и региональные интеграционные потоки, и сумеет ли страна получить от этого «профит». Ведь в противном случае, страна рискует стать банальным ресурсом для того, чтобы «глобализационный дивиденд» зарабатывали на ней другие страны.

Может, в таком случае Украине и не следует принимать участие в каких-либо интеграционных проектах?

Интеграция является не самоцелью, а лишь средством конкурентоспособности и выживания политической нации. Поэтому всегда нужно оптимизировать процесс интеграции и определять, на сколько он способствует реализации национального проекта, национальной модернизации, укреплению позиций в мире, увеличению привлекательности страны.

Особенно это важно для страны такого масштаба, как Украина. Ведь Украина не такое маленькое государство для того, чтобы однозначно выбрать включение в какое-либо крупное интеграционное объединение, как это сделали, например страны Центральной и Юго-Восточной Европы. Наша страна является государством среднего уровня по территории, по масштабам, по амбициям. Мы не микрогосударство, которое обладает лишь атрибутами формального суверенитета, а фактически неоколонизировано крупными транснациональными игроками. Но мы и не такое большое государство, чтобы претендовать на статус суверенного центра притяжения.

Украине (по крайней мере, пока) не по силам стать экономическим гигантом и сформировать свое гравитационное экономическое интегративное поле, как это сделали США, Евросоюз, Китай и пытается сделать Россия. Поэтому для нас важно всегда четко оптимизировать национальные и глобальные задачи, интеграционистские и протекционистские меры экономической политики, соотношение экзогенных (внешних) и эндогенных (внутренних) ритмов экономического развития.

Если перевести эти размышления в практическую плоскость, то, во-первых, нам не следует привязываться к какому-либо центру политического притяжения. Нужно интегрироваться повсюду, где только возможно, и с кем только возможно, то есть работать на многих интеграционных площадках, тем самым, уберегая себя от неоколониалистской экономической зависимости, на которую сегодня обречено слабое государство.

Во-вторых, нам необходимо взаимодействовать с другими сильными государствами и надгосударственными объединениями, проникать - куда можно, и везде - где нужно. И, в-третьих, Украина должна участвовать не в закрытых блоках, а предпочитать открытую региональную интеграцию. К закрытым блокам я отношу тот же ЕС, или ЕЭП, предполагающие внутренние преференции для своих полноправных членов.

Если ЕС и ЕЭП – это закрытые объединения, то какие же тогда являются открытыми?

Это зоны свободной торговли, предполагающие более свободные режимы перетока капиталов и ресурсов. Поэтому, было бы полезно поучаствовать в зоне свободной торговли с Россией, не строя планов на полную экономическую включенность в какое-либо объединение. Для Украины это было бы выгодно, поскольку дало бы возможность посмотреть на то, как будет изменяться ситуация и экономическая карта большой Европы и сможет ли Россия создать с Европой общее экономическое пространство. В этом пространстве Украина могла бы поучаствовать в качестве самостоятельной единицы.

Таким образом, если взаимодействовать с экономическими блоками, то лучше всего это делать в рамках зоны свободной торговли, но на данный момент наиболее оптимальным для нас является взаимодействие на двусторонней основе с основными центрами экономического влияния.

Если Украина будет интегрироваться со всеми, то не исключено, что ее поставят перед выбором идти в ЕС или же в ЕЭП. Что делать в таком случае?

Украина сейчас не готова интегрироваться в Европу с точки зрения экономических и государственных кондиций. Но с другой стороны, украинские элиты не желают связывать себя долговременными интеграционными соглашениями с Россией, поскольку это перекроет ей пространство выбора, которое может возникнуть через 10-15 лет.

Евроинтеграционная идея для Украины во многом носила характер общенациональной онтологии, на базе которой оформлялась национальная идея, дающая возможность стране формировать внутреннюю идентичность. И эта задача уже выполнена. По этому сегодня проблема евроинтеграции переводится из идеологического состояния в более практическое.

В то же время нам и не нужно добиваться полноправного членства в Евросоюзе, учитывая то, что Украина выбирает свой путь в глобализации. Путь Украины в глобальную экономику внеблоковый, инклюзивный, а не эксклюзивный. Именно в этом, так сказать, интеграционная эксклюзивность, особость Украины. Мы должны работать не посредством шкалы национальное-региональное-глобальное, а по шкале национальное-глобальное, минуя (пока) промежуточный уровень региональных экономических интеграционных объединений.

Таким образом, Украина станет пограничной, буферной территорией. Но разве это комфортное положение для страны?

Судьба Украины быть лимитрофной страной и иметь пограничную, транзитную экономику. И в этом есть свое преимущество, ведь оно дает возможность стать полигоном апробации многих экономических моделей. Мы могли бы стать «понтоном» между ресурсно богатой экономикой России, азиатскими экономиками Японии, Китая, стран юго-восточной Азии, потенциально сильными ресурсными экономиками Ближнего и Среднего Востока и европейской постиндустриальной экономикой.

Не нужно чрезмерно демонизировать образ буферности, ведь порой такое состояние дает стране возможность для укрепления своей государственности. Если стоит вопрос о выборе: буфер или поглощение в качестве бесправного донора, то пусть лучше будет буфер, который создаст возможность определенной исторической и культурно-экономической передышки. Буферность дает возможность играть на балансировании, накапливая свой собственный ресурс, при помощи которого через какое-то время можно решить исход интеграционного выбора в свою пользу. Тогда этот выбор будет диктоваться не слабостью страны, а ее экономическим интересом.

Хочу подчеркнуть, что если бы ряд центрально-европейских государств не побывали между Первой и Второй мировыми войнами в роли буфера, то они бы сегодня не стали членами европейского сообщества. Поэтому к буферу надо относиться не с эмоцией, а с рацией, и видеть что территориальный промежуток в рамках исторического промежутка может создать кумулятивный эффект мощи нации и формирования ее кондиций.

Важно также заметить, что и украинская национальная буржуазия заинтересована в умеренном и дозированном продвижении Украины в различные интеграционистские объединения, поскольку, в противном случае, она будет поглощена либо российским, либо трансевропейским капиталом.

Мы перешли к вопросу транснационального капитала. Как Вы считаете, возрастание числа транснациональных корпораций будет способствовать украинскому развитию, или же наоборот?

Транснациональные корпорации – это легальный, знаковый и важный фактор глобальной экономики. Он представляет собой, прежде всего финансовые потоки, определяющие состояние власти в той или иной стране, уровень экономики и уровень благосостояния. Если в страну не будут поступать потоки транснационального капитала, то такая страна обречена на традиционалистскую консервацию. Если раньше основной целью для государств было недопущение избыточной массы иностранного капитала в страну, то сейчас страны конкурируют за то, чтобы быть реципиентом зарубежных капиталовложений. С этой точки зрения, международные потоки капитала оказывают влияние на уровень экономики, уровень потребления, уровень благосостояния и, соответственно, на стабильность и легитимацию власти в стране.

В то же время, за трансграничным капиталом кроются и риски для той или иной страны, связанные с движением «горячих денег», «портфельных инвестиций», которые вкладываются в спекулятивные, быстрые проекты. И если в стране возникают элементы дестабилизации, то эти быстрые деньги изымаются из экономики, создавая опасность дефолта, финансового кризиса, что, собственно, было продемонстрировано в России и частично в Украине в 1998 году.

Сегодня государство теряет контроль над международными транзакциями капитала, поэтому проблема регулирования финансовых потоков для той или иной страны стоит очень остро. Лучше, чтобы это были деньги стратегических инвесторов, лучше чтобы они конвертировались в новые технологии, новые производства, новые рабочие места. И главное чтобы эти капиталы создавали добавленную стоимость, новые технологии, чтобы рос ВВП, повышалось благосостояние людей, страна получала новые экономические кондиции. Поэтому проблема состоит не в том, нужен ли транснациональный капитал, или нет, а в том, в какой форме и с какими целями и последствиями он придет на ту или иную территорию.

Очень важным является и то, в какой стране ТНК платят налоги. Или они их платят здесь (по месту производства) и тогда эти налоги идут в национальный бюджет или же они в наглую выкачивают из страны последние ресурсы роста.

А способен ли украинский капитал на создание транснациональных корпораций?

В Украине появляются только первые признаки ТНК, причем транснациональных корпораций внутреннего производства, среди которых тот же Индустриальный союз Донбасса. Более того, это ТНК, производящие добавленную стоимость, и сейчас они ищут рынки вложения своего капитала в Центральной Европе, России и других странах. Выйти на эти рынки будет очень трудно, поскольку мы вступаем в схватку с амбициями корпораций других государств. Однако, сам факт, что мы в нее вступаем, является показателем того, что украинская национальная буржуазия перерастает свою колыбель и становится регионально и глобально ориентированной, причем не с позиции младшего партнера, а с позиции бизнес-экспансии. А это что-то да значит в наше время…

Беседовала: Оксана Гриценко

http://dialogs.org.ua



Предыдущие материалы из раздела
Развод по-украински
18.07.2006, 19:08
Последние события в Киеве из Москвы представляются неким хаосом. Может быть, потому, что в России их некому пока адекватно описывать. Даже по недавно ...
Конституция – это политическое тело государства, и оно должно иметь свои органы
03.07.2006, 16:52
В последнее время все чаще ведутся разговоры о том, что нынешняя Конституция Украины 1996 года устарела и ее надо менять. Так ли это? Бесспорно, ...
Проход по минному полю с преследователем за плечами
30.06.2006, 13:18
«Оранжевое» парламентское большинство наконец-то создано. Но ситуация в украинском политикуме остается крайне сложной и оттого интересной. О том, ...
ГУАМ всегда будет дополнительным институтом к СНГ
22.05.2006, 15:20
22 мая в Киеве пройдет саммит союза государств Грузия, Украина, Азербайджан и Молдавия (ГУАМ). О саммите рассказывает Вадим Карасев, директор ...
Мороз не стоятиме на заваді Тимошенко-прем’єрові
19.05.2006, 15:20
Директор Інституту глобальних стратегій Вадим Карасьов говорить про причини затягування часу з боку ”Нашої України” та впевнений, що на сьогодні її ...
«Вторая пятерка – не аутсайдеры».
12.05.2006, 16:44
Политолог и главный политтехнолог партии «Виче» Вадим Карасев утверждает, что проведенной избирательной кампанией доволен. Хоть политическая сила и ...
Мониторинг

Мониторинг




Эликсир молодости проверенный вековой историей! Чаванпраш - натуральное здоровье

Лечение за рубежом . Компания CLAVIS предлагает организацию лечения по всем направлениям медицины в частных и университетских клиниках Германии

Силовой кабель с изоляцией из сшитого полиэтилена


Качество предлагаемой продукции обеспечивается использованием при ее производстве современного высокотехнологичного оборудования Кабель силовой . Наше предприятие предлагает к поставке одножильный и трехжильный кабель с изоляцией из сшитого полиэтилена